Любовь без границ или Новый брачный обет

В данной беседе идея бракосочетания представлена в новом свете. В конце вы найдёте необычный Новый брачный обет (точнее — декларацию), в корне отличающийся от стандартного. :)

Нижеследующее взято из третьей книги Нила Доналда Уолша «Беседы с Богом».

Любовь — это то, что не имеет границ. У нее нет ни начала, ни конца. Ни до, ни после. Любовь всегда была, всегда есть и всегда будет. Любовь есть вечно. Это вечная реальность. Теперь вернемся к другому примененному тобой слову — свобода. Поскольку любовь безгранична и существует всегда, значит, любовь есть… свобода. Любовь — это то, что совершенно свободно.

Сейчас в человеческой реальности вы постоянно ищете возможности любить и быть любимыми. Вы всегда стремитесь к тому, чтобы эта любовь была безграничной. И вы всегда хотите иметь возможность выражать ее свободно.

Вы ищете свободы, безграничности и вечности в каждом выражении любви. Вы не всегда способны это понять, но это именно то, что вы ищете. Вы знаете это, потому что вы все есть любовь и, выражая любовь, вы стремитесь узнать и испытать. Кто и Что Вы Есть.

Вы есть жизнь, выражающая жизнь, любовь, выражающая любовь, Бог, выражающий Бога. Значит, все эти слова — синонимы. Думай об этом как об одном и том же: Бог, Жизнь, Любовь, Безграничный, Вечный, Свободный. Всё, что не есть одно с этими понятиями, не есть ни одно из этих понятий. Ты — все эти понятия, и, рано или поздно, ты будешь стремиться испытать себя, как все эти понятия.

Что значит «рано или поздно»?

Это зависит от того, когда ты избавишься от своего страха. Как Я уже говорил, страх — это Ложное Явление, Принимаемое за Действительное. Это то, чем ты не являешься. Ты будешь стремиться испытать То, Какой Ты Есть, испытывая то, каким ты не являешься.

Кто же хочет испытать страх?

Никто не хочет — вас научили. Ребенок не испытывает страха. Он думает, что может делать всё. Ребенок также не испытывает отсутствия свободы. Он думает, что может любить каждого. Точно так же ребенок не испытывает недостатка жизни. Дети верят, что они будут жить вечно — и люди, которые поступают как дети, думают, что ничто не может причинить им вред. Ребенок не знает никаких ужасов — пока его не научат ужасным вещам взрослые. Поэтому дети спокойно бегают обнаженными и обнимают каждою, ничего не думая об этом. Если бы только взрослые могли делать то же самое.

Что ж, дети делают это с красотой невинности. Взрослые не могут обрести вновь эту невинность, ведь стою обнажиться взрослому, сразу возникают эти сексуальные примочки.

Да. А Бог, конечно, запрещает, чтобы «эти сексуальные примочки» были невинными и человек их свободно испытывал.

По существу, Бог их действительно запретил. Адам и Ева были совершенно счастливы, гуляя обнаженными в Райском саду, пока Ева не вкусила плод с дерева — с Древа Познания Добра и Зла. После этого Ты приговорил нас к нашему теперешнему состоянию, поскольку мы все виновны в первородном грехе.

Я не делал ничего подобного.

Я знаю. Но я привожу здесь домысел организованной религии.

Старайся, если можешь, этого избегать.

Да. Постараюсь. У организованных религий слишком мало чувства юмора.

Ты опять уходишь.

Извини.

Я говорил… вы, как вид, будете прилагать все усилия к тому, чтобы испытать любовь, неограниченную, вечную и свободную. Институт брака — это ваша попытка создать вечность. Принимая его, вы coглашаетесь стать партнерами на всю жизнь. Но этою мало для создания любви, которая была бы «безграничной» и «свободной».

Почему нет? Если брак заключен в результате свободного выбора, разве это не проявление свободы? И решение проявлять свою любовь через секс только со своим супругом, и ни с кем другим, — это не ограничение, а выбор. А выбор не может быть ограничением, он является проявлением свободы.

До тех пор, пока он продолжает быть выбором, — да.

Но он должен им быть. Это было обещано.

Да — и здесь начинаются трудности.

Помоги мне в этом.

Пойми, может прийти время, когда ты захочешь испытать во взаимоотношениях что-то совсем особое. Не то чтобы один человек был для тебя особым, по сравнению с остальными, но способ, который ты выберешь, чтобы выразить с одним человеком всю глубину твоей любви ко всем людям — и к самой жизни, — был бы единственным в своем роде, только по отношению к этому человеку.

Фактически, единственным в своем роде является способ проявления любви к каждому человеку, которого ты действительно любишь. Не существует двух людей, любовь к которым ты проявлял бы одинаково. Потому что ты — создание и создатель самобытности. Всё, что ты создаешь, самобытно. Невозможно точно повторить ни одну мысль, ни одно слово, ни один поступок. Ты не можешь повторять, ты можешь только создавать заново.

Знаешь, почему не существует двух похожих снежинок? Потому что это невозможно. «Творение» — это не «повторение», и Создатель может только создавать. Вот почему нет ни двух одинаковых снежинок, ни двух одинаковых людей, ни двух одинаковых мыслей, ни двух одинаковых взаимоотношений и вообще — ничего одинакового. Вселенная — и всё в ней — существует в уникальном виде и действительно не имеет ничего себе подобного.

Это опять Божественная Дихотомия. Всё уникально и всё — Одно.

Совершенно верно. Каждый палец твоей руки отличается от остальных, и, в то же время, все они — одна и та же рука. Воздух в твоем доме — это тот же воздух, что и повсюду, и, в то же время, воздух в каждой комнате не тот же самый, всегда ощущается заметная разница.

То же можно сказать о людях. Все люди — Одно, и, в то же время, нет двух одинаковых людей. Поэтому, ты не можешь любить двух людей одинаковым образом, даже если будешь очень стараться — и ты никогда не захочешь этого, поскольку любовь — это единственная в своем роде реакция на то, что единственно в своем роде.

Поэтому, проявляя свою любовь к одному человеку, ты проявляешь ее так, как не мог бы выразить по отношению к кому бы то ни было другому. Твои мысли, слова и поступки — твои реакции — невозможно повторить в буквальном смысле слова, они единственные в своем роде… как и тот, к кому ты испытываешь эти чувства.

Если приходит время, когда ты хочешь этого особого проявления только с одним человеком, ты, как ты говоришь, делаешь свой выбор. Объявляешь об этом, объясняешься в любви. Только пусть это объяснение каждую минуту будет выражением твоей свободы, а не постоянной обязанностью. Ведь истинная любовь — всегда свободна, и в пространстве любви не существует никаких обязанностей.

Если в своем решении выражать свою любовь конкретным образом по отношению только к одному конкретному человеку ты видишь священное обещание, которое никогда нельзя нарушить, может настать день, когда ты почувствуешь, что обещание превратилось в обязанность — и это будет тебя возмущать. Если же ты относишься к этому решению не как к обещанию, которое дается только раз, а как к свободному выбору, который может быть сделан вновь и вновь, такой день никогда не придет.

Запомни: существует только одно священное обещание — это обещание говорить и жить в соответствии с твоей правдой. Все другие обещания — лишение свободы, а это — никогда не бывает священным. Быть свободным — это быть тем, Кто Ты Есть. Лишаясь свободы, ты лишаешься своего Я. А это не священно, это богохульство.

Ну и ну! Крепко сказано. Ты говоришь, мы никогда не должны давать обещаний — мы никогда не должны никому ничего обещать?

Если учесть, как большинство из вас живет в этой жизни, каждое обещание несет в себе ложь. Ложь, ибо вы не можете знать сейчас, что будете чувствовать по этому поводу завтра и как захотите поступить. Вы не можете знать этого, потому что живете как реагирующие существа — какими большинство из вас и являются. Только в том случае, если ты живешь как существо творческое, твое обещание может не содержать лжи.

Творческие существа могут знать, что они будут чувствовать по данному поводу в любой момент в будущем, потому что творческие существа создают свои чувства, а не испытывают их. Пока ты не можешь создавать свое будущее, ты не можешь предсказывать свое будущее. Пока ты не можешь предсказывать свое будущее, ты не можешь давать правдивых обещаний относительно чего бы то ни было в будущем.

Но даже тот, кто создает и предсказывает свое будущее, имеет основания и право менять свои обещания. Изменение — основное право всех созданий. Это даже больше, чем «право», потому что «право» — это то, что дано. «Изменение» — это то, что существует. Изменение существует. Ты — это то, что изменяется.

Это не может быть дано тебе. Это есть ты. А, так как ты есть «изменение» — и поскольку изменение — единственное, что в тебе постоянно, — ты не можешь дать правдивого обещания всегда оставаться таким же.

Ты хочешь сказать, что во Вселенной нет ничего постоянного? Ты хочешь сказать, что во всём мироздании нет ничего, что оставалось бы постоянным?

Процесс, который ты называешь жизнью, — это процесс воссоздания. Вся жизнь в каждый момент сейчас постоянно воссоздается заново. В этом процессе одинаковость невозможна, поскольку, если вещь одинакова, она вообще не изменяется.

Но при том, что одинаковость невозможна, этого нельзя сказать о подобии. Подобие — результат процесса изменения, приводящего к удивительно похожей версии того, что было раньше. Когда творчество достигает высокого уровня подобия, ты называешь это одинаковостью. И, с точки зрения твоего ограниченного восприятия, это так и есть.

Поэтому, в человеческом представлении во Вселенной наблюдается значительное постоянство. То есть, вещи кажутся одинаковыми, одинаковыми кажутся действия и одинаковыми кажутся реакции. Вы во всём видите постоянство. Это хорошо, потому что обеспечивает рамки, в которых вы можете рассматривать и переживать на опыте свое существование физически.

И всё же, Я говорю тебе: с точки зрения всей жизни — того, что является физическим, и того, что физическим не является, — видимость постоянства исчезает. Всё воспринимается таким, как есть на самом деле: постоянно меняющимся.

Ты говоришь, что изменения иногда бывают столь тонкими, столь незначительными, что, при нашей малой способности различать всё кажется таким же — иногда точно таким же — в то время как в действительности это не так.

Совершенно верно.

Что «не существует такой вещи, как полностью идентичные близнецы».

Правильно. Ты очень верно всё уловил.

И всё же, мы можем воссоздавать себя заново в настолько похожем виде, что создается эффект постоянства.

Да.

И мы можем делать это в человеческих взаимоотношениях, в терминах того, Кто Мы Есть и как мы поступаем.

Да, хотя большинство из вас находит это слишком сложным. Потому что подлинное постоянство (в противоположность видимости постоянства), как мы уже знаем, нарушает закон природы, и даже для того, чтобы создать видимость одинаковости, требуется великий мастер.

Мастер преодолевает любую естественную тенденцию (вспомни, естественная тенденция направлена к изменению), чтобы создать видимость одинаковости. На самом деле, он не может казаться таким каждое мгновение. Но он может являть столь близкое подобие, что создается видимость одинаковости.

И в то же время, люди, которые не являются «мастерами», бывают «одними и теми же» постоянно. Я знаю людей, чье поведение и внешний вид настолько предсказуемы, что можно держать пари на собственную жизнь.

Но для того, чтобы сделать это намеренно, требуются огромные усилия. Мастер — это тот, кто сознает высокий уровень подобия (то, что ты называешь «постоянством») намеренно. Ученик же создает постоянство без необходимого намерения. Например, человек, который всегда на определенные обстоятельства реагирует одинаково, часто говорит: «Я ничего не могу поделать». Мастер никогда этого не скажет.

Даже если реакция человека приводит к замечательному поведению — иногда он получает за него похвалу, — его реакцией часто бывает: «Ну, это ничего. По правде говоря, это происходит автоматически. Это сделал бы любой». Но мастер никогда бы не сделал этого. Поэтому мастер — это человек, который в буквальном смысле знает, что он делает. Он также знает почему. Люди, не работающие на уровне мастерства, обычно не знают ничего.

Именно поэтому так трудно сдерживать обещания?

Это одна из причин. Как Я уже говорил, пока ты не можешь предсказывать свое будущее, ты не можешь давать правдивых обещаний ни в чем. А вторая причина, по которой людям трудно сдерживать свои обещания, заключается в том, что они противоречат подлинности.

Что Ты имеешь в виду?

Я имею в виду, что их развивающаяся правда о предмете отличается от той, которая, как они сказали, будет у них всегда. В результате возникает глубокое противоречие. Чему следовать — моей правде или моему обещанию?

Каков же совет?

Я уже давал тебе этот совет: Изменить себе, чтобы не изменить другому, всё же означает измену. Это величайшая измена.

Но это привело бы к постоянному нарушению обещаний. Ничьи слова ни о чем не имели бы значения. Никто ни на кого не мог бы полагаться.

О, так ты рассчитываешь на то, что другие будут держать свое слово, не так ли? Не удивительно, что ты так несчастен.

Кто сказал, что я несчастен?

Ты считаешь, что именно так говорят и поступают, чувствуя себя счастливым?

Правильно. Да. Я несчастен. Иногда.

О, значительную часть времени. Даже когда у тебя есть все причины быть счастливым, ты позволяешь себе быть несчастным — беспокоясь о том, сможешь ли ты удержать свое счастье! И причина того, что ты даже вынужден беспокоиться, заключается в том, что «удержание твоего счастья», в значительной степени, зависит от того, сдержат ли другие люди данное ими слово.

Ты хочешь сказать, что я не имею права ожидать — или хотя бы надеяться, — что другие люди сдержат свое слово?

Почему ты хочешь обладать подобным правом? Единственная причина, почему другой человек не сдерживает данного тебе слова, состоит в том, что он не хочет — или чувствует, что не может этого сделать, что, впрочем, одно и то же. И если человек не хочет сдерживать данное тебе слово, или по какой-то причине просто не может, почему ты всё же хочешь, чтобы он его сдержал?

Ты действительно хочешь, чтобы кто-то придерживался договоренности, которой он не хочет придерживаться? Ты действительно считаешь, что людей следует заставлять делать то, чего они не могут сделать? Почему ты хочешь заставить кого-то делать что-то против его воли?

Ну, допустим, причина в следующем: потому что, если я позволю им ускользнуть, не сделав того, что, по их словам, они собирались сделать, это причинит вред мне — или моей семье.

Итак, чтобы избежать вреда, ты предпочтешь сам причинить вред.

Я не вижу, какой вред может причинить другому простая просьба сдержать свое слово.

Но другой увидел в этом то, что может причинить ему вред, иначе, он сдержал бы его добровольно.

Значит, я должен страдать от причиненного мне вреда или смотреть, как страдают мои дети и моя семья, вместо того чтобы навредить тому, кто дал мне обещание, просто попросив его сдержать это обещание?

Ты действительно думаешь, что, заставив другого сдержать обещание, ты избежишь вреда? Я говорю тебе: люди, делающие то, что, как им кажется, они «вынуждены» делать, приносят другим больший вред, чем те, кто свободно делает то, что хочет. Давая человеку свободу, ты устраняешь опасность, а не увеличиваешь ее.

Да, если говорить о ближайшем времени, может показаться, что, отпустив другого человека «с крючка» данного тебе обещания или взятого им обязательства, ты пострадаешь, но это никогда не случится, если рассматривать более или менее длительный промежуток времени, потому что, давая свободу другому человеку, ты также даешь свободу себе.

Ты освобождаешь себя от грусти и страданий, от уязвленного чувства собственного достоинства и собственной самооценки, что неизбежно следует, когда ты заставляешь другого человека сдержать данное тебе обещание, которого он не хочет сдерживать. Вред, ощущаемый дольше, тяжелее вреда на короткое время — это обнаруживает почти каждый, кто пытается заставить другого сдержать свое слово.

Это справедливо и для бизнеса? Как мог бы существовать мир бизнеса, придерживаясь этого правила?

На самом деле, это единственный, разумный способ ведения бизнеса. Сейчас проблема всего вашего общества заключается в том, что оно основано на силе. На юридической силе (которую вы зовете «силой закона») и, слишком часто, — на физической силе (которую вы зовете «вооруженными силами»). Вы еще не научились использовать искусство убеждения.

Если бы не юридическая сила — «сила закона», применяемая с помощью судов, — как могли бы мы «убеждать» людей, занимающихся бизнесом, соблюдать сроки своих контрактов и придерживаться своих соглашений?

Учитывая вашу нынешнюю этику, другого пути может и не быть. Но с изменением этики, способ, с помощью которого вы сейчас пытаетесь уберечь бизнес — и людей — от нарушения соглашений, покажется вам очень примитивным.

Объясни, пожалуйста.

Сейчас, чтобы гарантировать соблюдение соглашений, вы используете силу. Когда ваша этика изменится, включив понимание того, что все вы — Одно, вы никогда не станете применять силу, потому что этим вы только принесете вред своему Я. Вы не станете своей правой рукой наносить удары по левой.

Даже если левая рука душит тебя?

Это другая вещь, которая тоже станет невозможной. Вы перестанете душить свое Я. Вы перестанете кусать себя за нос назло своему лицу. Вы перестанете нарушать свои соглашения. И, конечно, сами ваши соглашения станут совсем другими.

Отдавая что-то ценное другому человеку, вы больше не будете требовать что-то ценное взамен. Когда вы будете что-то давать или чем-то делиться, вас больше не будет останавливать отсутствие того, что вы называете непосредственным возвратом.

Вы будете давать и делиться автоматически, и, в результате, значительно реже придется разрывать контракты, потому что контракт связан с обменом вещами и услугами, тогда как ваша жизнь будет связана с дарением вещей и услуг, независимо от того, получите вы что-то взамен или нет.

И в таком одностороннем «дарении» вы найдете свое спасение, потому что вы откроете для себя то, что испытываем Бог: то, что ты даешь другому, ты даешь своему Я. Что уходит наружу, снаружи приходит.

Всё, что исходит от Тебя, к Тебе возвращается.

В семикратном размере. Так что, нет необходимости беспокоиться о том, что ты собираешься «получить обратно». Беспокоиться следует только о том, что ты собираешься «отдать». Жизнь требует достижения самою высокого качества давания, а не самого высокого качества получения.

Вы продолжаете это забывать. Но жизнь не для того, «чтобы получать». Жизнь для того, «чтобы отдавать», и, чтобы это делать, вы должны проявлять великодушие по отношению к другим — особенно к тем, кто не дал вам того, что, как вы считали, вы должны получить!

(Непереводимая игра слов: forgetting — забывание, for getting — чтобы получать; to be forgiving — быть великодушным, прощать, for giving — чтобы отдавать.)

Такой поворот приведет к полному изменению вашей культуры. Сегодня то, что вы называете «успехом», в вашей культуре измеряется, в значительной степени, тем, сколько вы «получили», сколько славы, денег, власти и собственности вы приобрели. В Новой Культуре «успех» будет измеряться тем, сколько, благодаря вам, приобрели другие.

Ирония будет заключаться в том, что чем больше, благодаря вам, получат другие, тем больше, без всяких усилий, получите вы. Без всяких «контрактов», «соглашений», «сделок», «ведения переговоров» или судебных процессов, которые заставляют вас отдавать другому то, что было «обещано».

В экономике будущего в своих делах вы будете руководствоваться не личной выгодой, а личным ростом, который и будет вашей выгодой. А «выгода» в материальном смысле придет, когда вы станете большей и более грандиозной версией того, Кто Вы Есть в Действительности.

Когда наступит это время, вам будет казаться слишком примитивной возможность использовать силу для того, чтобы принудить кого-то отдать вам что-либо только потому, что он «пообещал» это сделать. Если другой человек не будет соблюдать договоренность, вы просто позволите ему идти своим путем, делать свой выбор и получать собственный опыт. А то, что он не отдал вам, не будет потеряно, потому что вы будете знать, что «то, что уходит, умножается» — и что не он ваш источник всего этого, а вы сами.

Стоп! Я уловил это. По-моему, мы действительно взяли старт. Вся эта дискуссия началась с того, что я спросил Тебя о любви — и о том, смогут ли когда-нибудь человеческие существа позволить себе выражать ее без ограничений. А это привело к вопросу об открытом браке. И вдруг мы свернули сюда.

На самом деле нет. Всё, о чем мы говорили, имеет отношение к делу. И это прекрасное вступление к твоим вопросам о, так называемых, просвещенных, или более высокоразви­тых обществах. Поскольку в высокоразвитом обществе не существует ни «брака», ни «бизнеса» — никаких искус­ственных общественных конструкций, которые вы созда­ете, чтобы сплотить общество.

Да, хорошо, скоро мы подойдем к этому. Но сейчас я просто хочу подвести черту под этой темой. Ты говоришь очень инте­ресные вещи. Что, если я правильно понял, всё это разрушается потому, что большинство человеческих существ не могут сдер­живать свои обещания, а значит, и не должны их давать. Это почти уничтожает институт брака.

Мне нравится, что ты здесь использовал слово «институт». Большинство людей, состоя в браке, действительно ощу­щают, что они находятся в «институте».

Да, это или институт умалишенных — или, по меньшей мере, институт повышения квалификации!

Совершенно верно. Ты прав. Именно так большинство людей это воспринимают.

Ну, я пошутил, но я не сказал бы «большинство людей». По-прежнему существуют миллионы людей, которым нравится институт брака и которые готовы защищать его.

Я настаиваю на сказанном. Большинству людей очень трудно в браке, и им не нравится то, что он им дает. Это доказывает статистика разводов по всему миру.

Значит, Ты утверждаешь, что брак должен уйти в прошлое?

Я ничему не отдаю предпочтения, только…

…Знаю, знаю. Наблюдения.

Браво! Ты по-прежнему хочешь сделать из Меня Бога предпочтений, каковым Я не являюсь. Спасибо, что ты пытаешься остановиться.

Но мы не только просто уничтожаем брак, мы также просто уничтожаем религию!

Если всё человечество поймет, что Бог ничему не отдает предпочтения, религия действительно не сможет сущест­вовать, потому что религия подразумеваем утверждение о предпочтениях Бога.

А если у Тебя нет никаких предпочтений, значит, религия дол­жна быть ложью.

Ну, это слишком грубое слово. Я бы назвал ее вымыслом. Это просто то, что вы выдумали.

Подобно тому, как мы выдумали сказку о том, что Бог предпо­читает, чтобы мы состояли в браке?

Да. Я не отдаю предпочтения ничему подобному. Но я за­метил, что вы отдаете.

Почему? Почему мы предпочитаем брак, зная, что он так труден?

Потому что брак был единственным понятным для вас способом привнести «вечность» в свой любовный опыт. Это был единственный способ для женщины гарантиро­вать поддержку и возможность выжить и единственный способ для мужчины гарантировать постоянное наличие секса и дружеского общения.

Так создавались общественные соглашения. Заключались сделки. Ты даешь мне это, а я даю тебе то. Это было очень похоже на бизнес. Заключался контракт. И, поскольку обе стороны нуждались в укреплении контракта, утвержда­лось, что это «священный договор» с Богом — который накажет того, кто его нарушит.

Позднее, когда это перестало работать, вы создали для его усиления искусственные законы. Но даже это не работает. Ни так называемые Божьи законы, ни законы, придуман­ные людьми, не могут удержать людей от нарушений брач­ного обета.

Почему это происходит?

Потому что обеты, которые вы обычно сочиняете, противоречат единственному закону, который имеет отношение к этому вопросу.

Какому именно?

Закону природы.

Но именно в природе вещей выражать Единство. Разве это не то, что следует из всего этого? И брак — самое прекрасное выражение этого единства. Ты же знаешь: «Того, что соединил Бог, человеку не разрушить», и всё такое прочее.

Брак, в том виде, в каком большинство из вас его осуществляют, нельзя назвать прекрасным. Потому что он нарушает два из трех аспектов того, что присуще каждому человеческому существу от природы.

Ты можешь это повторить? Мне кажется, я начинаю собирать всё это вместе.

Хорошо. Еще раз с самого начала. Тот, Кто Есть Ты, — это любовь. То, что есть любовь, безгранично, вечно и свободно. Следовательно, это то, что есть ты. Это природа того, Кто Ты Есть. Ты безграничен, вечен и свободен по самой своей природе.

А любая искусственная общественная, моральная, религиозная, философская, экономическая или политическая конструкция, попирающая или подчиняющая твою природу, является посягательством на само твое Я — и ты будешь возражать против этого.

Что, по-твоему, дало начало вашей собственной стране? Разве не «Дай мне свободу — или дай мне смерть»? Что ж, вы отказались от этой свободы в вашей стране и отказались от неё в ваших жизнях. И всё за одну и ту же цену. За безопасность. Вы настолько боитесь жить — настолько боитесь самой жизни, — что отдаете саму природу своего существа в обмен на безопасность.

Институт, который вы называете браком, — это ваша попытка обеспечить безопасность, как и институт, называемый правительством. На самом деле это две формы одного и того же — искусственные общественные конструкции, предназначенные для управления поведением друг друга.

Боже мой, я никогда не смотрел на это подобным образом. Я всегда думал, что брак — это окончательное заявление о любви.

В том виде, в каком он был задуман, — да, но не в том, в каком вы его осуществили. В том виде, в каком вы его осуществили, это окончательное заявление о страхе. Если бы брак позволял тебе быть безграничным, вечным и свободным в своей любви, тогда он был бы окончательным заявлением о любви. При том, как дело обстоит сейчас, вы вступаете в брак в попытке опустить любовь до уровня обещания или гарантии.

Брак — это попытка гарантировать, что то, «что обстоит так» сейчас, всегда будет обстоять так. Если бы вы не нуждались в этой гарантии, вы не нуждались бы в браке. И как вы используете эту гарантию? Во-первых, как средство обеспечения безопасности (вместо обеспечения безопасности, исходя из того, что у вас внутри) и, во-вторых, если эта безопасность оказывается не вечной, — как средство наказания друг друга, поскольку нарушенное брачное обещание становится основанием для возбуждения судебного процесса.

Таким образом, вы находите брак очень полезным — даже если он лишен здравого смысла. Брак — это также ваша попытка гарантировать, чтобы чувств, которые вы испытываете друг к другу, вы не испытывали ни к кому другому. Или, по меньшей мере, чтобы вы никогда не выражали их подобным образом, по отношению к другим.

То есть, с помощью секса.

То есть, с помощью секса. Наконец, брак, в том виде, в каком вы его создали, — это способ сказать: «Эти отношения особые. Я ставлю эти отношения выше всех других».

Что в этом плохого?

Ничего. Это не вопрос «хорошего» или «плохого». Хорошего и плохого не существует. Это вопрос того, что приносит тебе пользу. Что воссоздает тебя в следующем самом грандиозном представлении о том, Кто Ты Есть в Действительности.

Если Кто Ты Есть в Действительности — это существо, которое говорит: «Именно эти взаимоотношения — только эти, именно здесь — самые особенные», значит, построенный тобою брак, позволяет тебе делать это самым совершенным образом. Но, может быть, тебе будет интересно узнать, что почти никто из признанных духовных учителей не состоял в браке.

Да потому что учителя дают обет безбрачия. Они не должны заниматься сексом.

Нет. Потому что мастер не может искренне утверждать того, что пытается сделать ваш современный брак: что один человек для него значит больше, чем другой. Этого не может утверждать мастер, и этого не может утверждать Бог.

Дело в том, что ваш брачный обет в том виде, в каком вы его построили, заставляет вас делать совершенно безбожное заявление. Самая большая ирония в том, что вы видите в этом самое святое из обещаний, — ведь это обещание, которого Бог никогда не дает.

Но, чтобы оправдать свой человеческий страх, вы придумали Бога, который поступает подобно вам. Поэтому, вы говорите об «обещании», данном Богом своему «Избранному Народу», и о заветах Бога тем, кого Бог любит «особым образом».

Вы не можете примириться с мыслью о том, что Бог не любит никого иначе, чем любого другого, поэтому, вы создаете вымыслы о Боге, который любит только некий определенный народ по неким определенным причинам. И эти вымыслы вы называете Религиями.

Я называю их богохульством. Поскольку сама мысль о том, что Бог может любить кого-то одного больше другого, ошибочна — и любой ритуал, который требует подобного заявления от вас, не священен, а кощунствен.

О, мой Бог, остановись. Остановись! Ты убиваешь все хорошие мысли, которые когда-либо появлялись у меня о браке! Этого не может написать Бог. Бог никогда не говорит ничего подобного о религии и браке!

Религия и брак в том виде, в каком вы их создали, — именно то, о чем мы здесь говорим. Тебе этот разговор кажется слишком жестким? Я говорю тебе это: вы искажаете Слово Божье, чтобы оправдать свои страхи и объяснить свое ненормальное обращение друг с другом.

Вы приписываете Богу слова, которые он должен был бы сказать для того, чтобы вы могли продолжать ограничивать друг друга, обижать друг друга и убивать друг друга от Моего имени.

Да, вы столетиями ссылаетесь на Мое имя и размахиваете Моим флагом, вы несете кресты на поля сражений, — и всё это для того, чтобы доказать, что Я люблю один народ больше другого и требую, чтобы вы убивали, чтобы это доказать.

Но я говорю тебе: Моя любовь безгранична и безусловна.

Это единственная вещь, которую вы не можете услышать, единственная истина, которой вы не можете вынести, единственное заявление, которого вы не можете принять, потому что то, что она включает всех и всё, разрушает не только институт брака (в том виде, в каком вы его создали), но и все ваши религии и правительственные институты.

Ибо вы создали культуру, основанную на исключении, и в поддержку придумали миф о Боге, исключающем что-то, в пользу другого. Но культура Бога основана на включении. Любовь Бога включает всех. В Божьем Царстве приветствуют каждого. И эту истину вы называете богохульством.

И вы должны это делать. Ведь если это правда, значит, всё, что вы создали в своей жизни, неверно. Все человеческие соглашения и все человеческие построения ошибочны в той степени, в какой они не являются безграничными, вечными и свободными.

Как может быть что-то «ошибочным», если такого понятия, как «правильный» и «неправильный», не существует?

Вещь может быть ошибочной только в той степени, в какой ее работа не соответствует ее назначению. Если дверь не открывается и не закрывается, ты не назовешь ее «неправильной». Ты просто скажешь, что она не так установлена или не так работает — поскольку она не служит своему назначению.

Всё, созданное вами в своей жизни, в своем человеческом обществе, всё, что не служит своему назначению в становлении вас, как человека, ошибочно. Это ошибочная конструкция.

И — просто для проверки — в чем мое назначение в становлении себя, как человека?

Решать и заявлять, создавать и выражать, испытывать и осуществлять то, Кто Ты Есть в Действительности. Каждый момент воссоздавать себя заново в грандиознейшей версии самого прекрасного из всех своих представлений о том, Кто Ты Есть в Действительности. Это твое назначение в становлении себя, как человека, и это назначение всей жизни.

Итак — куда это нас завело? Мы разрушили религию, мы отвергли брак, мы осудили правительства. Куда мы теперь?

Прежде всего, мы ничего не разрушали, не отвергали и не осуждали. Если созданная тобой конструкция не работает и не выполняет того, что должна была выполнять, описать ее состояние — не значит разрушить, отвергнуть или осудить. Попытайся вспомнить разницу между осуждением и наблюдением.

Ладно, я не собираюсь здесь с Тобой спорить, но многое из того, что сейчас было сказано, на мой взгляд, звучит довольно осуждающе.

Здесь нас стесняет лишь ужасная ограниченность слов. Их действительно настолько мало, что мы вынуждены опять и опять использовать одни и те же, даже когда они не передают нужный смысл или нужные мысли. Вы, например, говорите, что «любите» лакомство из бананов, но при этом вы явно имеете в виду совсем не то, что говорят о любви друг к другу. Так что, как видишь, у вас действительно слишком мало слов для описания своих чувств.

Общаясь с тобой таким образом — с помощью слов, — я позволил Себе ощутить эти ограничения. И Я готов допустить, что, поскольку некоторые из этих слов используются вами для осуждения, легко прийти к выводу, что Я их тоже использую для осуждения. Уверяю тебя, что это не так. В течение всего этого разговора я просто пытаюсь рассказать тебе, как прийти к тому, к чему, по твоим словам, ты хочешь прийти, и описать как можно более эффективно то, что стоит на твоем пути, что останавливает тебя.

Что же касается религии, то вы утверждаете, что место, в которое вы хотите попасть, — это место, где вы сможете по-настоящему узнать Бога и по-настоящему любить Бога. Я просто отмечаю, что ваши религии не приведут вас туда. Ваши религии сделали из Бога Великую Тайну и вынуждают вас не любить Бога, а бояться Бога.

Религия дает слишком мало для того, чтобы вы изменили свое поведение. Вы по-прежнему убиваете друг друга, осуждаете друг друга, поступаете друг с другом «неправильно». И, фактически, именно ваши религии вдохновляют вас на это. И, что касается религии, я только замечаю, что, по твоим словам, ты хочешь, чтобы она привела тебя в одно место, а она приводит совсем в другое.

Теперь вам кажется, что вы хотите, чтобы брак привел вас в страну вечного блаженства или, по меньшей мере, обеспечил какой-то разумный уровень покоя, безопасности и счастья. Как и в случае религии, ваше изобретение, называемое браком, было хорошо на раннем этапе, когда вы впервые начали проводить его в жизнь. Но, как и в случае религии, чем дольше длится эксперимент, тем ближе он подводит вас к тому месту, куда, как вы утверждаете, вы не хотите идти.

Почти половина людей, состоявших в браке, разрывают свой брак, прибегая к разводу, а многие из тех, кто состоит в браке, отчаянно несчастливы. Ваши «союзы блаженства» ведут к горечи, озлоблению и сожалениям. Некоторые — и не так уж мало — приводят к прямой трагедии.

По вашим словам, вы хотите, чтобы ваши правительства обеспечили мир, свободу и спокойный быт, а я наблюдаю, что, в том виде, в каком вы их придумали, они не обеспечивают ничего подобного. Наоборот, ваши правительства ведут вас к войнам, увеличивая нехватку свободы, жестокость в быту и перевороты.

Вы не способны решить основные проблемы, просто обеспечивая людям пищу, поддерживая здоровье и сохраняя жизнь, тем более, вы не способны принять вызов, предоставив им равные возможности. Сотни людей на планете ежедневно умирают от голода, тогда как тысячи каждый день выбрасывают пищи столько, что можно было бы прокормить целые страны.

Вы не можете справиться с простейшей задачей передачи того, что не нужно «имущим», «неимущим» — тем более, решить вопрос, хотите ли вы более справедливо разделить свои ресурсы. Только это не осуждение. Это правда, которую Я наблюдаю в вашем обществе.

Но почему? Почему это так? Почему мы за столько лет добились столь малого прогресса в ведении наших дел?

Лет? Столетий.

Хорошо, столетий.

Это связано с Первым Мифом Человеческой Культуры, а также со всеми остальными мифами, которые за ним неизбежно последовали. Пока они не изменятся, ничто не изменится. Потому что на основании своих мифов вы строите свою этику, а ваша этика определяет ваше поведение. Только проблема в том, что ваш миф противоречит вашему основному инстинкту.

Что Ты имеешь в виду?

Первый Миф Вашей Культуры о том, что в основу человеческого существа заложено зло. Это миф о первородном грехе. Миф утверждает, что зло не только основа человеческой природы, но именно благодаря ему, вы появляетесь на свет.

Второй Миф Вашей Культуры, неизбежно вытекающий из первого, о том, что выживут «самые достойные». Этот второй миф утверждает, что некоторые из вас сильные, а некоторые слабые и, чтобы выжить, вы должны быть вместе с сильными.

Вы будете делать всё, что сможете, чтобы помочь своим собратьям, но, если и когда речь пойдет о вашем собственном выживании, в первую очередь, позаботитесь о себе. Вы даже позволите другим умирать. В действительности, вы идете еще дальше.

Если вы считаете, что вынуждены делать это для себя и собственного выживания, вы будете по-настоящему убивать других — предположительно, «слабых», — этим самым утверждая себя, как «самых достойных».

Некоторые из вас оправдывают это вашим основным инстинктом. Его называют «инстинктом выживания», и именно этот миф вашей культуры положен в основу вашей социальной этики, в значительной степени определяя ваше групповое поведение.

Но ваш «основной инстинкт» — это не выживание, а скорее справедливость, единство и любовь. Это основной инстинкт всех разумных существ повсюду. Это ваша клеточная память. Это ваша врожденная сущность. Таким образом, опровергается ваш первый миф. Зло не заложено и вас от природы, вы не рождены в «первородном грехе».

Если бы вашим «основным инстинктом» был инстинкт «выживания» и если бы в основе вашей природы лежало «зло», вы бы никогда не бросались инстинктивно спасать падающего ребенка, тонущего человека, вы бы не бросались спасать никого, ни от чего. И, в то же время, когда вы действуете, опираясь на инстинкты, и проявляете свою основную природу, когда не думаете о том, что делаете, вы поступаете именно таким образом, даже на свой страх и риск.

Значит, вашим «основным» инстинктом не может быть инстинкт «выживания» и вашей основной природой, несомненно, не является «зло». Ваш инстинкт и ваша природа — отражать сущность того, Кто Вы Есть, то есть, справедливость, единство и любовь.

Учитывая социальный смысл всего этого, важно понимать разницу между «справедливостью» и «равенством». Искать равенства, или быть равными, не может быть основным инстинктом ни одного разумного существа. Как раз, совсем наоборот.

Основной инстинкт всех живых существ — выражение уникальности, неодинаковости. Создание общества, где бы два существа были по-настоящему равны, не только невозможно, но и нежелательно. Общественные механизмы, стремящиеся создать подлинное равенство — другими словами, экономическое, политическое и социальное «единообразие», — работают против, не в пользу величайшей идеи и высочайшей цели — которые заключаются в том, чтобы каждое существо обладало возможностью осуществить свое самое сильное желание и, таким образом, по-настоящему воссоздать себя заново.

Для этого требуется равенство возможностей, а не равенство на деле. Это и называется справедливостью. Равенство на деле, обусловленное внешними силами и законами, исключало бы, а не создавало справедливость. Оно исключало бы возможность подлинного самовоссоздания, что является высшей целью просвещенных существ, где бы то ни было.

Что же может обеспечить свободу возможностей? Системы, которые позволяли бы обществу удовлетворять основные потребности выживания каждого индивида, освобождая все существа для саморазвития и самосоздания, вместо того, чтобы заниматься самовыживанием. Другими словами, системы, имитирующие подлинную систему, называемую жизнью, где выживание гарантировано.

Поскольку в просвещенных обществах не стоит вопрос о самовыживании, эти общества никогда не позволят одному из своих членов страдать, если хватает на всех. В таких обществах собственные интересы и основные общие интересы совпадают. Ни одно общество, созданное вокруг мифа о «врожденном зле» или «выживании самых достойных», не может достичь такого понимания.

Да, это я понимаю. И вопрос о «мифе нашей культуры» — это то, что мне хотелось бы рассмотреть потом более подробно, вместе с поведением и этикой наиболее развитых цивилизаций. Но сейчас давай вернемся к вопросам, которые мы здесь подняли.

Одна из сложностей разговора с Тобой в том, что Твои ответы уводят нас в таких интересных направлениях, что иногда я сам забываю, с чего начал. Но на этот раз, я не забыл. Мы обсуждали брак. Мы обсуждали любовь и ее требования.

У любви нет никаких требований. Именно это делает ее любовью. Если твоя любовь к другому человеку содержит требования, это вообще не любовь, это подделка. Именно это я пытаюсь тебе объяснить. Именно это я объясняю на все лады в ответ на все вопросы, которые ты сейчас задавал.

Например, в контексте брака, имеет место обмен обетами, для чего любовь не требуется вовсе. Но вы ее требуете, потому что вы не знаете, что есть любовь. Точно так же, вы даете любое другое обещание, которого любовь никогда не требует.

Значит, Ты выступаешь против брака.

Я не «против» чего бы то ни было. Я просто описываю то, что вижу. Но вы можете изменить то, что Я вижу. Вы можете перестроить свою общественную конструкцию, называемую «браком», так, чтобы она не требовала того, чего никогда не требует Любовь, а вместо этого провозглашала то, что может провозгласить только любовь.

Другими словами, изменить брачный обет.

Не только это. Изменить ожидания, на которых основан этот обет. Эти ожидания трудно будет изменить, потому что они — ваше культурное наследие. Они, в свою очередь, исходят из мифов вашей культуры.

Ну вот, мы опять вернулись к мифам: почему для Тебя это так важно?

Я надеюсь указать тебе правильное направление. Я вижу, куда, по твоим словам, вы хотите идти вместе со своим обществом, и надеюсь найти человеческие слова и человеческие понятия, которые могли бы направить тебя туда. Могу Я привести один пример?

Будь добр.

Один из мифов вашей культуры о любви состоит в том, что любовь должна давать, а не получать. Это стало требованием культуры. И в то же время, это приводит вас к сумасшествию и приносит больше вреда, чем ты можешь себе представить.

Заключение и сохранение плохих браков приводит к всевозможным дисфункциональным взаимоотношениям, но никто — ни ваши родители, у которых вы ищете совета, ни ваше духовенство, у которого вы ищете вдохновения, ни ваши психологи и психиатры, у которых вы ищете ясности, ни даже ваши писатели и художники, у которых вы ищете интеллектуального руководства, — не отваживаются бросить вызов господствующему мифу вашей культуры.

В результате слагаются песни, пишутся романы, создаются фильмы, даются наставления, читаются молитвы, которые увековечивают Миф. Поэтому все вы продолжаете жить согласно этому мифу. И вы не можете этого не делать. И все же проблема не в вас, проблема в Мифе.

Разве любить — не значит отдавать, а не получать?

Нет.

Не значит?

Нет. И никогда не значило.

Но Ты Сам говорил минуту назад, что «любовь не выдвигает никаких требований». Ты говорил, что именно это делает ее любовью.

Так и есть.

Но для меня это звучит как «отдавать вместо того, чтобы получать»!

Значит, тебе следует перечитать Главу восьмую из Книги 1. Всё, на что я ссылаюсь здесь, я объяснял тебе там. Предполагалось, что этот диалог будет читаться последовательно и рассматриваться в целом.

Я знаю. Но для тех, кто дойдет до этих слов, не прочтя Книги 1: объясни, пожалуйста, что ты здесь имеешь в виду? Потому что, откровенно говоря, я тоже хотел бы повторить всё еще раз, и, мне кажется, на этот раз я начинаю понимать эту заумь!

Хорошо. Начнем. Всё, что ты делаешь, ты делаешь для себя. Это истина, потому что ты и всё остальные — Одно. Следовательно, то, что ты делаешь для других, ты делаешь для себя. То, чего тебе не удается сделать для других, тебе не удается сделать для себя. Что хорошо для других, хорошо для тебя, и что плохо для других, плохо для тебя.

Это основополагающая истина. Но именно эту истину вы чаще всего игнорируете.

Когда ты устанавливаешь отношения с другим человеком, эти отношения преследуют только одну цель. Они служат для тебя средством решить и заявить, создать и выразить, испытать и удовлетворить свое высшее представление о том, Кто Ты Есть в Действительности.

А если тот, Кто Ты Есть в Действительности, — человек добрый и внимательный, заботливый и сопереживающий, сострадающий и любящий, значит, когда ты проявляешь себя таким по отношению к другим, ты предоставляешь своему Я величайшее переживание, ради которого ты пришел в тело.

Именно для этого вы решили воспользоваться телом. Потому что только в физическом царстве относительного вы можете узнать себя в этих проявлениях. В царстве абсолюта, из которого вы пришли, получить подобные знания невозможно. Все это я объяснял тебе значительно подробнее в Книге 1.

Так вот, если тот, Кто Ты Есть в Действительности, — это существо, которое не любит Себя, которое позволяет другим плохо с Собой обращаться, наносить вред и уничтожать, значит, ты продолжаешь вести себя таким образом, что позволяешь себе испытывать это.

Но если ты действительно — человек добрый и внимательный, заботливый и сопереживающий, сострадающий и любящий, ты включишь свое Я в число тех, по отношению к кому ты таким являешься. Ты на самом деле должен начинать с себя. Ты должен в этих вопросах ставить себя на первое место.

Всё в жизни зависит от того, кем ты стремишься быть. Если, например, ты стремишься быть Одним со всеми остальными (то есть, если ты стремишься проверить на опыте представление, которое, как ты уже знаешь, является истинным), ты будешь вести себя совсем особым образом — так, чтобы это позволило тебе ощутить и проявить свое Единство. И когда ты будешь что-то делать, исходя из этого, тебе не будет казаться, что ты делаешь что-то для кого-то еще, ты будешь делать это для своего Я.

Всё это будет справедливо, независимо от того, что ты ищешь. Если то, что ты ищешь, это любовь, ты будешь делать то, что ты любишь, с другими. Не для других, а с другими. Обрати внимание на разницу. Постарайся уловить нюанс. Ты будешь делать то, что ты любишь, с другим для своего Я — так что ты сможешь претворить в жизнь и испытать свое самое прекрасное представление о своем Я и о том, Кто Ты Есть в Действительности.

В этом смысле, невозможно сделать ничего для других, поскольку любое действие по собственной воле является, в буквальном смысле, только этим — «действием». Ты действуешь. То есть, создаешь и играешь роль. Ты не притворяешься. Это действительно совершается. Ты человеческое существо. И каким будет это существо, решать и выбирать тебе.

Ваш Шекспир говорил: Весь мир — сцена, а люди — актеры. Он также говорил: «Быть или не быть, вот в чем вопрос». И он также говорил: «Если ты будешь верным собственному Я, и следовать этому, как ночь следует за днем, ты не сможешь лгать никому».

Когда ты верен собственному Я, когда ты не предаешь свое Я, ты знаешь, что то, что «кажется» «отдаваемым», ты на самом деле «получаешь». Ты в буквальном смысле опять отдаешь себя своему Я. Ты не можешь по-настоящему «отдавать» другому по той простой причине, что никаких «других» не существует. Если Мы — Одно, значит, есть только Ты.

Иногда мне это напоминает семантический «трюк», способ менять слова местами, чтобы изменить их смысл.

Это не трюк, это волшебство! И речь идет не об изменении порядка слов, чтобы изменить их смысл, а об изменении восприятия, чтобы изменить переживание. Твое переживание чего бы то ни было основано на твоем восприятии, а восприятие основано на понимании. Понимание же основано на ваших мифах. Вот об этом мы и должны говорить.

Так что Я говорю тебе: мифы вашей культуры не служат вам. Они не ведут вас к тому, к чему, по вашим словам, вы хотите прийти. Либо вы лжете себе относительно того, к чему, по вашим словам, вы хотите прийти, либо вы не видите того, что вы этого не получаете. Ни как индивиды, ни как страна, ни как вид или раса.

Кроме нас, есть еще другие виды?

О, да, определенно.

Что ж, я ждал очень долго. Расскажи мне о них.

Скоро. Совсем скоро. Но вначале я хочу рассказать о том, как вы можете изменить свое изобретение, называемое «браком», чтобы оно привело вас ближе к тому, к чему, по вашим словам, вы хотите прийти. Не нужно его разрушать, не нужно от него избавляться — просто измените.

Да, хорошо, я действительно хочу узнать об этом. Я действительно хочу знать, существует ли хоть какой-либо способ позволить человеческим существам выражать настоящую любовь. Итак, я заканчиваю эту главу нашего диалога тем, с чего начал. Какие ограничение мы должны налагать — кое-кто сказал бы «обязаны налагать» — на это свое выражение?

Никаких. Вообще никаких ограничений. И именно это должен утверждать ваш брачный обет.

Это удивительно, потому что как раз это утверждает наш брачный обет с Нэнси!

Я знаю.

Когда мы с Нэнси решили пожениться, мне вдруг захотелось написать совершенно новый набор брачных обещаний.

Я знаю.

И Нэнси меня поддержала. Она согласилась со мной, что мы не можем изменить слова обета, который стал «традиционным» при бракосочетаниях.

Я знаю.

Мы сели и создали новый брачный обет, который «определял культурный императив» так, как мог бы определить его Ты.

Да, вы это сделали. Я очень горжусь этим.

И когда мы писали его, когда мы переносили слова обета на бумагу, чтобы их мог зачитать священник, я действительно поверил, что нам обоим он был внушен.

Так оно и было.

Ты хочешь сказать… ?

Ты что, думаешь, Я прихожу к тебе только тогда, когда ты пишешь книги?

Здорово.

Да, здорово. Почему же ты не хочешь привести слова этого брачного обета здесь?

Что?

Вперед. У тебя есть его копия. Приведи ее прямо здесь.

Хорошо, но мы создавали этот обет не для того, чтобы делиться им со всем миром.

Когда начинался этот диалог, ты тоже не думал, что чем-то из него можно будет поделиться с миром. Давай. Приводи его здесь.

Это как раз то, чего я меньше всего хочу: чтобы люди подумали, что я заявляю: «Мы написали Совершенный Брачный Обет!»

Почему тебя вдруг стало заботить, что подумают люди?

Хм. Ты знаешь, что я имею в виду.

Видишь ли, ни один человек не назовет это «Совершенным Брачным Обетом».

Да, это так.

Только лучший на вашей планете мог зайти так далеко.

Хей…!

Я просто пошутил. Давай же осветим это здесь. Продолжай. Приведи свой брачный обет. Я беру за него ответственность на Себя. И людям он понравится. Это даст им представление, о чем мы здесь говорим. Ты можешь даже предложить другим воспользоваться этим обетом — который вообще не является «обетом», это Брачная Декларация.

Ну хорошо. Вот что мы с Нэнси сказали друг другу, когда вступали в брак… благодаря полученному нами «внушению»:

Священник: Нил и Нэнси пришли в этот вечер сюда не для того, чтобы дать торжественное обещание или обменяться священным обетом.

Нил и Нэнси пришли сюда, чтобы публично объявить о своей любви друг к другу; чтобы объявить о ее подлинности; чтобы заявить о сделанном ими выборе жить, быть партнерами и расти вместе — вслух и в вашем присутствии, по собственному желанию, что все мы готовы признать самой настоящей и глубокой частью их решения и что еще более укрепляет его.

Они также пришли сюда в этот вечер в надежде, что их ритуал соединения поможет нам всем стать ближе. Если вы сейчас здесь с супругом или партнером, пусть эта церемония будет для вас напоминанием — освящением заново вашей любовной связи.

Начнем с вопроса: почему вступают в брак? Нил и Нэнси для себя ответили на этот вопрос, и они рассказали мне, в чем заключался этот ответ. Теперь я хочу спросить их еще раз, уверены ли они в своем ответе — конечно, в их понимании — и тверды ли в своём обязательстве следовать истине, которую они разделяют.

(Священник берет со стола две красные розы …)

Это Ритуал Роз, в котором Нэнси и Нил делятся своим пониманием и празднуют это событие. Теперь, Нэнси и Нил, вы должны сказать мне, хорошо ли вы представляете себе, что вступаете в этот брак не из соображений безопасности…

…что настоящей безопасностью нельзя владеть или быть ее собственником, что ее нельзя ни захватить, ни завладеть ею… не требуя, не ожидая и даже не надеясь, что то, в чем, по вашему мнению, вы нуждаетесь в жизни, вам предоставит другой… а зная, что всё, в чем вы нуждаетесь в жизни… вся любовь, вся мудрость, вся способность проникновения в сущность, вся сила, все знания, всё понимание, всё сострадание, источник силы… обитают у вас внутри… и что вы вступаете в брак друг с другом не в надежде получить эти вещи, а в надежде давать эти дары, чтобы другой мог иметь их еще в большем количестве.

Сегодня вечером это ваше понимание остается неизменным? (Они говорят: «Да».)

Нил и Нэнси, вы говорили мне, что хорошо понимаете, что вступаете в этот брак не для того, чтобы использовать его, как средство ограничения, контролирования или удержания друг друга от любого подлинного выражения и откровенною празднования того, что является высшим и лучшим в вас — включая вашу любовь к Богу, вашу любовь к жизни, вашу любовь к людям, вашу любовь к творчеству, вашу любовь к работе или к любому другому аспекту вашего существования, который будет по-настоящему олицетворять вас и приносить вам радость. В этот вечер вы по-прежнему это понимаете? (Они говорят: «Понимаем»).

И, наконец, Нэнси и Нил, вы говорили мне, что представляете себе брак, не как наложение обязательств, а как предоставление возможностей…

…возможностей для роста, для полного самовыражения, для достижения в своей жизни наивысшего потенциала, для исцеления любой фальшивой мысли и низкого представления, которые у вас когда-либо были о себе, и для конечного воссоединения с Богом благодаря общению ваших двух душ… что это, поистине Святое Общение… путешествие по жизни с тем, кого вы любите как равного партнера, с разделением поровну как прав, так и обязанностей, присущих любому партнерству, ноши, которая может выпасть на вашу долю, и блаженства, которым вы будете наслаждаться.

Именно с таким представлением вы входите в настоящее? (Они говорят: «С таким»)

Сейчас я даю вам эти красные розы, символизирующие ваше индивидуальное понимание этих Вечных истин; они символизируют также то, что вы знаете и согласны с тем, какой будет ваша жизнь в рамках материальной формы и физической структуры, называемой браком. Вручите эти розы друг другу, как символ того, что вы разделяете это соглашение и это понимание с любовью.

А теперь пусть, каждый из вас возьмет по белой розе. Это символ вашего более широкою понимания, вашей духовной природы и вашей духовной правды. Они символизируют чистоту вашего Настоящего и Высшего Я и чистоту любви Бога, которая сияет над вами сейчас и всегда.

(Он дает Нэнси розу с кольцом Лила, надетым на ее стебель, а Нилу — розу с кольцом Нэнси).

Согласны вы носить эти символы, как напоминание об обещаниях, данных и полученных сегодня? (Они снимают кольца со стеблей и передают священнику, который надевает их на их пальцы со словами…)

Кольцо — это символ Солнца, и Земли, и Вселенной. Это символ святости, и совершенства, и мира. Это также символ вечности духовной истины, любви и жизни… того, что не имеет ни начала, ни конца. И в эту минуту Нил и Нэнси выбирают его также в качестве символа единства, но не обладания, объединения, но не ограничения, объятий, но не захвата. Ибо, любовью нельзя ни владеть, ни ограничивать ее. И душу никогда нельзя захватить.

Теперь, Нил и Нэнси, возьмите, пожалуйста, те кольца, которые вы хотите вручить друг другу. (Они берут кольца друг друга.) Нил, повторяй, пожалуйста, за мной.

Я, Нил… прошу тебя, Нэнси… быть моим партнером, моей возлюбленной, моим другом и моей женой… Я объявляю о своем намерении дарить тебе мою глубочайшую дружбу и любовь… не только в высокие для тебя моменты… но и в моменты слабости… не только когда ты будешь ясно помнить, Кто Ты Есть… но и когда ты забудешь об этом… не только когда ты будешь руководствоваться любовью… но и тогда, когда не будешь… Я также заявляю… перед Богом и теми, кто здесь присутствует… что я всегда буду стремиться видеть в тебе Свет Божественного… и всегда буду стремиться поделиться… Светом Божественного в о мне… даже, и особенно… в моменты тьмы, если они наступят.

Мое намерение — быть с тобой всегда… в Священном Партнерстве Душ… чтобы мы могли вместе выполнять работу Бога… делясь всем хорошим, что есть в нас… со всеми теми, чьих жизней мы будем касаться.

(Священник поворачивается к Нэнси.) Нэнси, выбираешь ли ты дать согласие на просьбу Нила стать его женой? (Она отвечает «Выбираю».) Теперь ты, Нэнси, повторяй, пожалуйста, за мной.

Я, Нэнси… прошу тебя, Нил… (Она дает тот же обет.) (Священник поворачивается к Нилу.)

Нил, выбираешь ли ты дать согласие на просьбу Нэнси стать ее мужем? (Он отвечает: «Выбираю».)

Теперь, пожалуйста, вы оба возьмите кольца, которые вы должны передать друг другу, и повторяйте за мной: С этим кольцом… я вступаю с тобой в брак… Я беру кольцо, которое ты даешь мне… (они обмениваются кольцами)… и надеваю его на свою руку… (они надевают кольца на руки)… чтобы все могли видеть и знать… о моей любви к тебе. (Священник переходит к заключительной части…)

Мы полностью осознаем, что только вступившие в брак могут осуществить таинство брака по отношению друг к другу и только вступившие в брак могут сделать его священным. Ни моя церковь, никакая сила, примененная ко мне государством, не могут гарантировать мне право заявлять то, что могут заявить только два сердца и что только две души могут сделать реальным.

И теперь, когда ты, Нэнси, и ты, Нил, провозгласили правду, которая уже записана в ваших сердцах, и подтвердили ее в присутствии ваших друзей и Единого Живого Духа — мы с радостью отмечаем, что вы провозгласили себя… мужем и женой. Давайте же теперь соединимся в молитве.

Дух Любви и Жизни, во всём этом мире две души нашли друг друга. Теперь их судьбы сплетены воедино, они больше не будут испытывать врозь ни бед, ни радостей.

Нил и Нэнси, пусть ваш дом станет местом счастья для каждого, кто в него войдет, местом, где стар и млад будут обновляться в компании друг друга, местом роста и местом сопереживания, местом, где будет звучать музыка и смех, местом молитвы и местом любви.

Пусть ваша красота и щедрость вашей любви всегда обогащают ваших близких, пусть ваша работа будет радостью вашей жизни и служением всему миру, пусть ваши дни на Земле будут прекрасными и долгими.

Аминь, аминь.

Я так тронут всем этим. Мне выпало счастье найти в своей жизни человека, который мог произнести вместе со мной эти слова и для которого они имели смысл. Дорогой Бог, спасибо Тебе, что Ты послал мне Нэнси.

Ты тоже подарок для нее, ты же знаешь об этом.

Я надеюсь, что это так.

Поверь мне.

Знаешь, чего я хотел бы?

Нет. Чего?

Я хотел бы, чтобы люди могли произносить такие Брачные Декларации. Я хотел бы, чтобы люди переписали эти слова, скопировали их и использовали во время своих бракосочетаний. Готов держать пари, что количество разводов начнет резко падать.

Некоторым людям будет очень трудно произнести эти слова — и многим будет трудно придерживаться их.

Я просто надеюсь, что мы сможем придерживаться этих слов! Я хочу сказать, что проблема с помещением этих слов здесь в том, что теперь мы вынуждены жить согласно им.

Разве вы не планировали жить согласно им?

Конечно, планировали. Но мы — люди, подобно всем остальным. И теперь, если у нас не получится, если мы споткнемся, если что-то произойдет в наших отношениях или, не дай Бог, мы когда-нибудь решим положить им конец в их нынешнем виде, все почувствуют разочарование.

Чепуха. Они будут знать, что вы были искренни перед собой; они будут знать, что вы должны сделать другой выбор, новый выбор. Помни, что Я говорил тебе в Книге 1. Не следует путать продолжительность своих взаимоотношений с их качеством. Ты, так же как и Нэнси, не икона, никто не должен ставить себя на ее место — и вы не должны этого делать. Просто будьте людьми. Просто полностью будьте людьми. Если когда-нибудь потом ты и Нэнси почувствуете, что вы хотите перестроить свои отношения другим образом, у вас будет полное право это сделать. Это основная мысль всего этого диалога.

И это основная мысль сделанных нами заявлений!

Совершенно верно. Я рад, что ты это понимаешь.

Да, мне нравится эта Брачная Декларация, и я рад, что мы поместили ее здесь! Это замечательный новый способ начинать совместную жизнь. Не просить больше женщину давать обещание «любить, уважать и повиноваться». Этого могут требовать только лицемерные, самодовольные люди, пекущиеся только о собственных интересах.

Ты, конечно, прав.

И еще больше лицемерия и самонадеянности в том, чтобы заявлять, что такое превосходство мужчины предписано Богом.

Ты опять прав. Я никогда не предписывал ничего подобного.

Во всяком случае, это слова, произносимые при вступлении в брак, которые действительно вдохновлены Богом. Слова, которые превращают в вещь, в частную собственность, неуместны ни для кого. А это слова, говорящие правду о любви. Слова, не предлагающие никаких ограничений, только обещающие свободу! Слова, которым могут хранить верность все сердца.

Найдутся такие, кто скажет: «Никто, конечно, не может сдержать торжественного обещания, которое ничего от вас не требует!» Что ты на это скажешь?

Я скажу: «Значительно труднее предоставить кому-либо свободу, чем контролировать его. Когда вы человека контролируете, вы получаете то, чего хотите вы. Когда вы предоставляете ему свободу, он получает то, что хочет он».

Это будут мудрые слова.

У меня есть замечательная идея! Я думаю, мы должны выпустить небольшой буклет с этой Брачной Декларацией, что-то вроде небольшого молитвенника, который люди могли бы использовать в день своей свадьбы. Это должна быть небольшая книжица, в которой будут приведены не только эти слова, но и описание всей церемонии, ключевые высказывания о любви и взаимоотношениях из всех трех книг этого диалога, а также некоторые специальные молитвы и медитации, посвященные браку — против которого Ты, как оказалось, ничего не имеешь против! Я так счастлив, потому что мне на минуту показалось, что Ты против брака.

Как Я могу быть против брака? Мы все состоим в браке. Мы в браке друг с другом — сейчас и навсегда. Мы объединены. Мы — Одно. Наши брачные церемонии — крупнейшие из проводившихся когда-либо церемоний. Мой обет тебе — величайший из данных когда-либо обетов. Я буду любить тебя вечно и даю тебе свободу навсегда.

Моя любовь никогда ничем тебя не свяжет, и поэтому ты «связан» вечной любовью ко Мне, так как свобода Быть Тем, Кто Ты Есть, — твое величайшее желание и Мой величайший дар. Признаешь ли ты Меня теперь своим законным, связанным брачным обетом партнером и сотворцом, в соответствии с высшими законами Вселенной?

Признаю. А Ты признаешь теперь меня своим партнером и сотворцом?

Признаю и всегда признавал. Сейчас и на протяжении всей вечности мы — Одно. Аминь. Аминь.