Мастер и вор

Ренан, дзенский мастеp, жил самой пpостой жизнью в маленькой хижине у подножья гоpы.
Однажды вечеpом в хижину забpался воp и обнаpужил, что там нечего укpасть. Веpнувшись, Ренан застал у себя воpа.

— Ты пpошел долгий путь, чтобы навестить меня, — сказал он бpодяге, — и ты не должен веpнуться с пустыми pуками. Пожалуйста, возьми в подаpок мою одежду.

Воp был ошаpашен. Он взял одежду и потихоньку ушел.

Ренан сидел нагой, любуясь луной.

— Бедный паpень, — задумчиво сказал он. — Мне бы так хотелось подаpить ему эту пpекpасную луну…

Дохлый осёл

Мойша купил за сто долларов осла у старого крестьянина. Крестьянин должен был привести ему осла на следующий день. Крестьянин пришёл, как договаривались — но без осла.

— Простите, но осёл подох…
— Ну, тогда верните мои $100!
— Не могу — я уже их потратил.
— Хорошо, тогда просто оставьте мне осла.
— Но что вы будете с ним делать? — спросил старик.
— Я разыграю его в лотерею.
— Но вы не можете разыграть в лотерею ДОХЛОГО осла!!!
— Могу, поверьте… Я просто никому не скажу, что он дохлый.

Месяцем позже крестьянин встретил Мойшу:

— Что случилось с тем дохлым ослом?
— Я разыграл его, как и говорил. Я продал пятьсот лотерейных билетов по два доллара за штуку и в результате получил $998 прибыли.
— И что — никто не протестовал?!!
— Только один парень. Тот, который выиграл осла. Он очень рассердился… ну, так я просто вернул ему его два доллара…

Осколки доброты

Семья проводила выходной день на пляже. Дети купались в море и строили замки из песка.

Вдруг вдалеке показалась маленькая старушка. Ее седые волосы развевались по ветру, одежда была грязной и оборванной. Она что-то бормотала про себя, подбирая с песка какие-то предметы и складывая их в сумку.

Родители подозвали детей и велели им держаться подальше от старушки. Когда она проходила мимо, то и дело нагибаясь, чтобы что-то поднять, она улыбнулась семье, но никто не ответил на ее приветствие.

Много недель спустя они узнали, что маленькая старушка всю свою жизнь посвятила тому, чтобы подбирать с пляжей осколки стекла, которыми дети могли порезать себе ноги.

Обещание

Чёрт, почему так больно?… И почему так темно?…

— Остановка сердца! Начинаем массаж…

Ну, хоть тепло и не страшно.… Вот моя жена… Милая, как я по тебе скучаю.… Вот наше первое свидание, как же ты тогда стеснялась. Вот наша первая ночь… никогда её не забуду. А через пол года ты подошла и сказал что беременна. Я помню, как ты испугалась, дурочка.… Думала, что я не захочу ребёнка.

— Не помогает. Давайте сюда дифибрилятор. Разряд!

Что это? Ничего. Показалось. Вот дочка делает первый шажок. Как мы тогда радовались этому. Вот она пошла в школу. Я всегда буду помнить ваши сияющие лица… И вот ты умерла… Почему тебе не могли помочь? Почему мы так опоздали с лечением? Никогда себе этого не прощу…

— Ещё раз. Разряд!

Вот свадьба дочери. Как же она похоже на тебя в свадебном платье… Я испытал такое чувство радости за неё, и такое же чувство гордости за тебя, ведь её мне дала ты… Жаль что ты не видела её… Она была как принцесса, такой, какой она представляла себя когда ты читала ей сказки…

— Разряд!

В вот и внучка. Такое милое создание. Я как раз отошёл от всех дел и смог проводить с ней много времени. Я видел всё её становление… как будто вторая дочь. Сейчас ей уже 6 лет. Взрослая. И такая же красивая как мама… это у них от тебя.

— Всё… Больше ничего не сделаем… Время смерти…

Пусто… Но ведь я что-то должен сделать ещё…

— Деда!
— Что?
— А мы поедем в Тайгу?
— Да что ты там забыла?
— А я хочу, как ты быть геологом!
— Ну, раз так, то обязательно съездим.
— Обещаешь?
— Обещаю.

Я обещал… Я должен сдержать своё обещание…

— Есть пульс!
— Как?! В смысле, какой пульс?
— Обычный пульс!
— Твою мать, а дедок то с сюрпризом…
— Вы дочь?
— Да – на врача посмотрела женщина с уставшими заплаканными глазами – с ним всё будет хорошо?
— Да… Можно вопрос?
— Конечно.
— Катя это кто?
— Моя дочь, а что?
— Нет, ничего… Он сдержит обещание.

Врач развернулся и, не сказав ни слова пошёл по коридору. Женщина села на стул закрыла глаза руками и заплакала… Её губы улыбались…

— Спасибо, папа…

(с) Forget

Жена — богиня

Жили-были на свете обыкновенные муж и жена. Звали жену Елена, звался муж Иваном.

Возвращался муж с работы, в кресло у телевизора садился, газету читал.

Жена его, Елена, ужин готовила. Подавала мужу ужин и ворчала, что по дому он ничего путного не делает, денег мало зарабатывает… Ивана раздражало ворчание жены. Но грубостью он ей не отвечал, лишь думал про себя: «Сама — лахудра неопрятная, а ещё указывает. Когда женился только, совсем другой была — красивой, ласковой».

Однажды, когда ворчавшая жена потребовала, чтобы Иван мусор вынес, он, с неохотой оторвавшись от телевизора, пошёл во двор. Возвращаясь, остановился у дверей дома и мысленно обратился к Богу:

— Боже мой, Боже мой! Нескладная жизнь у меня сложилась. Неужто век мне весь свой коротать с такой женой ворчливой да некрасивой? Это же не жизнь, а мучения сплошные.

И вдруг услышал Иван тихий голос Божий:

— Беде твоей, сын Мой, помочь Я смог бы: прекрасную богиню тебе в жены дать, но коль соседи изменения внезапные в судьбе твоей увидят, в изумление великое придут. Давай поступим так: твою жену Я буду постепенно изменять, вселять в нее богини дух и внешность улучшать. Но только ты запомни, коль хочешь жить с богиней, жизнь и твоя достойною богини стать должна.

— Спасибо, Боже. Жизнь свою любой мужик ради богини может поменять. Скажи мне только: изменения когда начнёшь с моей женой творить?

— Слегка Я изменю ее прямо сейчас. И с каждою минутой буду её к лучшему менять.

Вошел в свой дом Иван, сел в кресло, взял газету и телевизор вновь включил. Да только не читается ему, не смотрится кино. Не терпится взглянуть — ну хоть чуть-чуть меняется его жена?

Он встал, открыл дверь в кухню, плечом опёрся о косяк и стал внимательно разглядывать свою жену. К нему спиной она стояла, посуду мыла, что после ужина осталась.

Елена вдруг почувствовала взгляд и повернулась к двери. Их взгляды встретились. Иван разглядывал жену и думал: «Нет, изменений никаких в моей жене не происходит».

Елена, видя необычное внимание мужа и ничего не понимая, вдруг волосы свои поправила, румянец вспыхнул на щеках, когда спросила:

— Что ты, Иван, так смотришь на меня внимательно?

Муж не придумал, что сказать, смутившись сам, вдруг произнес:

— Тебе посуду, может быть, помочь помыть? Подумал почему-то я…

— Посуду? Мне помочь? — тихо переспросила удивлённая жена, снимая перепачканный передник,— так я её уже помыла.

«Ну, надо же, как на глазах меняется она, — Иван подумал, — похорошела вдруг».

И стал посуду вытирать.

На другой день после работы с нетерпением домой спешил Иван. Ох, не терпелось посмотреть ему, как постепенно в богиню превращают его ворчливую жену.

«А вдруг уже богини много стало в ней? А я по-прежнему никак не изменился. На всякий случай, прикуплю-ка я цветов, чтоб в грязь лицом перед богиней не ударить».

Открылась в доме дверь, и растерялся заворожённый Иван. Перед ним Елена стояла в платье выходном, том самом, что купил он год назад. Прическа аккуратная и лента в волосах. Он растерялся и неловко протянул цветы, не отрывая взгляда от Елены.

Она цветы взяла и охнула слегка, ресницы опустив, зарделась.

«Ах, как прекрасны у богинь ресницы! Как кроток их характер! Как необычна внутренняя красота и внешность!».

И охнул в свою очередь Иван, увидев стол с приборами, что из сервиза, и две свечи горели на столе, и два бокала, и пища ароматами божественными увлекала.

Когда за стол он сел, напротив жена Елена тоже села, но вдруг вскочила, говоря:

— Прости, я телевизор для тебя включить забыла, а вот газеты свежие тебе приобрела.

— Не надо телевизора, газеты тоже мне не хочется читать, всё об одном и том же в них, — Иван ответил искренне,— ты лучше расскажи — как день субботний, завтрашний хотела б провести.

Совсем опешив, Елена переспросила:

— А ты?

— Да два билета в театр по случаю для нас купил. Но днем, быть может, согласишься ты пройтись по магазинам. Раз нам театр придётся посетить, так надо в магазин зайти сначала и платье для театра для тебя достойное купить.

Чуть не сболтнул Иван заветные слова: «платье, достойное богини», смутился, на неё взглянул и снова охнул. Перед ним сидела за столом богиня. Лицо её сияло счастьем, и глаза блестели. Улыбка затаённая немножко вопросительной была.

«О Боже, как прекрасны всё-таки богини! А если хорошеет с каждым днём она, сумею ль я достойным быть богини? — думал Иван, и вдруг, как молния его пронзила мысль: Надо успеть! Успеть, пока богиня рядом. Надо просить её и умолять ребёнка от меня родить. Ребёнок будет от меня и от прекраснейшей богини».

— О чем задумался, Иван, или волненье вижу на твоём лице? — Елена спрашивала мужа.

А он сидел взволнованный, не зная, как сказать о сокровенном. И шутка ли — просить ребёнка у богини?! Такой подарок Бог ему не обещал. Не знал, как о своём желании сказать Иван, и встал, скатёрку теребя, и вымолвил, краснея:

— Не знаю… Можно ли… Но я… сказать хотел… Давно… Да, я хочу ребёнка от тебя, прекрасная богиня.

Она, Елена к Ивану-мужу, подошла. Из глаз, наполненных любовью, счастливая слеза на щёку алую скатилась. И на плечо Ивану руку положила, дыханьем жарким обожгла.

«Ах, ночь была! Ах, это утро! Этот день! О, как прекрасна жизнь с богиней!» — думал Иван, второго внука на прогулку одевая.

Встреча с волком

Человек встретился в лесу с говорящим волком и сказал ему:

— Вы, волки, широко известны у нас, людей. У нас есть много историй о вас.

— Как интересно, — промолвил волк. — Историй какого рода?

Человек рассказал ему историю о мальчике, кричавшем: «Волк! Волк!»

— Забавно, — сказал волк. — У нас такой истории нет. Но есть другая, с этими же персонажами. Она называется «Волк, который кричал: «Мальчик!» Но ты, вероятно, слышал ее.

— Нет, — сказал человек и попросил ее рассказать.

Давным-давно жил-был волк. Он познакомился с мальчиком, который был охотником на волков. Как только волк понял опасность того, что человек является охотником, он бросился от одной стаи к другой, крича: «Мальчик! Мальчик!»

Но поскольку волки понятия не имели, что такое «мальчик» и весьма слабо представляли себе, что такое охотники на волков, они не обратили на это никакого внимания. Некоторые из нас, волков, говорят, что так произошло потому, что волки в массе своей настолько глупы, что вы, люди — даже иногда мальчишки, — можете спокойно охотиться на них.

— Однако если у вас есть такая история, — сказал я, — она, несомненно, должна служить всем волкам предупреждением, что такая опасность существует, и делать их более осторожными?

— Я вижу, — сказал волк, — некоторые из вас, людей, не намного умнее самого заурядного волка. Как и мы, вы, похоже, полагаете, что сказки могут предупреждать и наставлять. Но вы не замечаете, что гораздо чаще понимание наставления происходит посредством узнавания в процессе случившегося события, а не до того…

15-летняя дочь

15-летней дочки не было дома. Мама заглянула в ее комнату и с замиранием сердца заметила письмо, оставленное дочкой на столе и адресованное ей. Трясущимися руками женщина взяла письмо и прочитала следующее:

Дорогая мамочка!
Прости меня, пожалуйста, но я решила уехать к моему новому бойфренду.
Я его очень люблю. Он — великолепен со всеми своими татуировками и пирсингом.
А какой у него мотоцикл! Но это еще не самое главное — дело в том, что я беременна. Ахмед сказал, что мы будем очень счастливы в его трейлере.
Трейлер поставлен в лесу. Там очень красиво. Ахмед хочет иметь много детей, и это и моя мечта. Я многое узнала от Ахмеда.
Кстати, марихуана — совсем безвредная трава. Мы будем ее выращивать во дворе нашего трейлера для нас и наших друзей, а они будут взамен угощать нас кокаином и экстази.
Пока же молись вместе с нами, чтобы ученые побыстрее нашли лекарство от СПИДа, чтобы Ахмед смог почувствовать себя лучше. Он этого заслуживает.

Мамочка! Пожалуйста, не волнуйся за меня!
Мне уже 15 лет, и я могу сама о себе позаботиться. Когда-нибудь я приду к тебе в гости, чтобы ты увидела своих внуков.
Твоя любящая дочь.

P.S. Мам! Я написала неправду! На самом деле я в гостях у соседей.
Я просто хочу сказать тебе, что в жизни могут случиться куда более неприятные вещи, чем оценки в моем дневнике, который находится в верхнем ящике моего стола.

История Святого Валентина

В 268 г. н.э. в Риме пришел к власти Император Клавдий II. Он повелел, чтобы впредь все жители поклонялись 12 богам, указанным им. Если же они ослушаются, то будут приговорены к смерти. Но один человек поклонялся и исповедовал Единого Бога и не согласен был молчать об этом даже под угрозой смерти. Его звали Валентин. И когда император узнал об этом, то бросил его в темницу.

И томился в тюрьме Валентин, но стражник, узнав, что Валентин образован, попросил его быть учителем для своей слепой дочери. Валентин согласился. И так изо дня в день Валентин обучал Джулию. Он читал ей историю Рима и обучал математике. И также он рассказывал ей о Едином Боге. Затем они начали вместе молиться. Однажды Джулия спросила Валентина, правда ли, что Бог слышит их молитвы. Валентин уверил ее, что Бог слышит. И Джулия начала молиться, чтобы прозреть.

И вот однажды, когда преклонив колена они воздавали мольбы Единому Богу, ослепительный свет залил тюремную камеру. Свет воссиял так ярко, что Джулия воскликнула: «Я вижу! Я вижу!». Это случилось 13 февраля 270 г. Джулия освободилась от своей слепоты, но на следующий день за Валентином пришел палач. Валентин написал Джулии записку и признался ей в любви. Он подписал ее так: «Твой Валентин».

С тех пор Джулия часто приходила на могилу Валентина и молилась там. Она посадила миндальное дерево в память о первой «валентинке», которую послал ей Валентин.

Клавдий II умер в том же году.