Вегетарианство и христианство

Ради пищи не разрушай дела Божия.
(Рим. 14:20)

Хотя Новый Завет практически целиком и полностью посвящен Христу, о его питании известно мало. Тем не менее, многие ранние христиане и летописцы христианской истории недвусмысленно поддерживали вегетарианство; достаточно назвать такие знаменитые имена, как св. Иероним, Тертуллиан, св. Иоанн Златоуст, св. Бенедикт, Папа Климент, Эвзебий, Плиний, Папий, Киприан, Панте-нус и Джон Уэсли. Так же, как Христос и библейские пророки, они словом и делом доказывали, что милость и сострадание должны распространяться на всех тварей Божиих гораздо шире, чем считают нынешние христиане.

Лучше всего начать изучение вегетарианства в христианской традиции с Библии, включая сюда и Ветхий Завет, так как христианство корнями уходит в иудаизм. Ветхий Завет главным образом посвящен законам, данным иудеям от Господа, и наказанию, которое иудеи понесли за нарушение этих законов. Новый Завет говорит о том, что Иисус дарует прощение искренне раскаявшимся, подчеркивая, что первый и главнейший долг человека состоит в том, чтобы возлюбить Господа умом, сердцем и духом.

Однако история показывает, что этот долг исполняется редко, а Ветхий Завет говорит, что Господь часто идет на уступки и смягчает некоторые законы в надежде, что нарушители станут хотя бы частично следовать Его заповедям и постепенно разовьют в себе любовь к Нему. Но изначальный закон о пище раскрывает волю Божию:

И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя,— вам сие будет в пищу… И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт. 1:29, 31).

Если первоначальный закон о пище показался Богу «xорошим весьма», зачем же позднее Он столько раз говор о поедании мяса? Согласно Книге Второзакония, Он разрешает это из сострадания к «алчным израилитам»:

Когда распространит Господь, Бог твой, пределы твои, как Он говорил тебе, и ты скажешь: «поем я мяса», потому что душа твоя пожелает есть мяса,— тогда, по желанию души твоей, ешь мясо (Втор. 12:26).

Некоторые утверждают, будто в Книге Бытия (9:3) людям дозволяется есть мясо: «Все движущееся, что живет, будет вам в пищу». Но это относится ко временам Всемирного Потопа, когда Ною была дана возможность пережить бедствие. Так как вся растительность погибла, Бог действительно дал Ною разрешение — но не повеление — есть мясо. Нельзя забывать, что идеальная пища была дана раньше, и Бог назвал ее «хорошей весьма». Эти слова ни разу не применяются к мясной пище.

Фактически, в следующем стихе (Быт. 9:4), позволив употреблять в пищу все движущееся, Господь еще раз напоминает нам, что в идеале мы не должны есть мясо, или, по крайней мере, кровь: «Только плоти с душою ее, с кровью ее, не ешьте» И далее, в следующем стихе, ясно говорит, что те, кто убивает животных, будут, в свою очередь, убиты этими животными: «Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от кого зверя…»

1. Некоторые ученые замечают, что там, где Ной получил позволение есть все, что движется, в Септуагинте было употреблено греческое слово herpeton, что буквально означает «пресмыкающееся».

2. Таким образом, когда нельзя было найти другой пищи, Господь разрешил ему есть ракообразных и моллюсков — устриц, панцирных, раков, улиток. Это гораздо лучше согласуется с тем стихом в Книге Бытия (9:4), который запрещает Ною есть животных с кровью. Ему было разрешено есть только холоднокровных тварей — и то лишь временно, в качестве уступки. Согласно Джозефу Бенсону, «необходимо заметить, что запоет на поедание крови, данный Ною и его потомкам, и повторенный для израильтян, …никогда не отменялся, но, напротив, был подтвержден в Новом Завете (Деян. 15); таким образом, это — постоянный закон».

3. Христианский теолог Этьен де Курсель (1586—1659) был убежден, что апостолы тем самым запрещали есть по крайней мере кровь, если не мясо вообще: «Хотя многие из наших братьев сочли бы преступным пролитие человеческой крови, они не признали бы таковым пролитие животной [крови]. Апостолы своим указом желали просветить таких людей в их невежестве».

4. По этому поводу высказывались многие; историки говорят, что, когда первых христиан обвинили в пожирании детей, некая женщина по имени Библис (в 177 г. н. э.) оспорила обвинение, спросив: «Как могут эти люди есть детей, если им запрещено даже есть кровь неразумных животных?».

5. Позднее, во время Трулланского Собора, происходившего в Константинополе в 692 г. н. э., было установлено следующее правило: «Святое Писание запрещает поедать кровь животных. Священнослужитель, вкусивший крови, будет в наказание лишен сана, мирянин — отлучен от церкви».

6. Вернемся на минуту к корням христианства и ветхозаветной традиции. В Книге Левит (7:26) можно найти еще один запрет на поедание крови, гласящий: «И никакой крови не ешьте во всех жилищах ваших ни из птиц, ни из скота». Многие расценивают эти слова как повеление сперва осушить окровавленное мясо, и затем уже есть его где угодно (см. Главу об иудаизме). В Моисеевом Пятикнижии есть еще один пример того, как Господь, в качестве временной уступки, разрешает израильтянам есть мясо, но опять же, в качестве временной уступки. После бегства из Египта евреи сорок лет блуждали по пустыне. Господь дал им в пищу манну («хлеб жизни»), чудесный растительный продукт, который и впрямь содержал все необходимое для поддержания жизни. Но израильтяне, как говорит Библия, устали от манны, и тогда Господь разрешил сынам Своим есть мясо перепелов. Почему перепелов? Хотел ли Господь преподать какой-то скрытый урок?

Ответ содержится в Книге Чисел, стихи 11:18—34. В стихе 20 Господь говорит израильтянам: «Будете есть мясо целый месяц, пока не пойдет оно из ноздрей ваших и не сделается для вас отвратительным…». В стихе 33 сказано, что «мясо еще было в зубах их и не было еще съедено, как гнев Господень возгорелся на народ, и поразил Господь народ весьма великой язвою». Очевидно, им было дозволено переменить пищу, но их выбор вызвал недовольство Бога. Место, где похоронили этих израильтян, между прочим, традиционно называется «гробы прихоти», поскольку они пожелали того, что не было им необходимо: мяса.

Спустя века, когда зародилась маленькая иудейская секта, именуемая «христианской», ее члены переняли некоторые обычаи и традиции материнской религии, в частности мясоедение. Однако имелось несколько важных исключений и в иудаизме, и в христианстве. А вегетарианство играло значительную роль в жизни первых христиан.

ХРИСТИАНЕ-ВЕГЕТАРИАНЦЫ

Некоторые исторические документы свидетельствуют о том, что двенадцать апостолов, и даже Матфей, заменивший Иуду, были вегетарианцами, и что первые христиане воздерживались от употребления в пищу мяса из соображений чистоты и милосердия. Например, св. Иоанн Златоуст (345— 407 н. э.), один из выдающихся апологетов христианства своего времени, писал: «Мы, главы христианской Церкви, воздерживаемся от мясной пищи, дабы держать в подчинении плоть нашу… мясоедение противно естеству и оскверняет нас» 7.

Климент Александрийский (160—240 н. э.), один из основателей церкви, несомненно, оказал на Златоуста большое влияние, поскольку почти на сто лет раньше он написал: «Те же кто распаляется, склоняясь к столу с яствами, питая собственные недуги, одержимы самым ненасытным из бесов, коего я не постыжусь назвать «демоном чрева», худшим из демонов. Лучше заботиться о блаженстве, нежели превращать свои тела в кладбища животных. Потому апостол Матфей вкушал лишь семена, орехи и овощи, обходясь без мяса» 8.

«Милосердные проповеди», также написанные во II веке нашей эры, считаются основанными на проповедях св. Петра и признаются одним из самых ранних христианских текстов, за исключением только Библии. «Проповедь XII» недвусмысленно говорит: «Противоестественное поедание плоти животных оскверняет так же, как языческое поклонение демонам, с его жертвами и нечистыми пирами, участвуя в которых, человек становится сотрапезником демонов». Кто мы такие, чтобы спорить со св. Петром? Далее, ведутся дебаты о питании св. Павла, хотя он в своих писаниях почти не уделяет внимания вопросам пищи. В Евангелие 24:5 говорится, что Павел принадлежал к школе Назарен, которая строго следовала принципам, включая вегетарианство. В своей книге «История раннего христианства» господин Эдгар Гудспид пишет, что ранние школы христианства пользовались только «Евангелием от Фомы». Таким образом это свидетельство подтверждает, что св. Фома также воздерживался от употребления мясной пищи. К тому же, мы узнаем от почтенного отца Церкви, Эвзебия (264—349 н. э.), ссылающегося на Гегезиппа (ок. 160 г н. э.), что Иаков, которого многие считают братом Христа, также избегал употребления в пищу мяса животных. Тем не менее, история свидетельствует, что христианская религия постепенно отошла от своих корней. Хотя ранние отцы Церкви придерживались растительной диеты, Римская Католическая Церковь довольствуется тем, что предписывает католикам по крайней мере соблюдать несколько постных дней и не есть мяса по пятницам (в память о жертвенной смерти Христа). Даже это предписание было пересмотрено в 1966 году, когда Конференция американских католиков постановила, что верующим достаточно воздерживаться от мясной пищи лишь в пятницы Великого Поста.

Многие раннехристианские группы стремились исключить мясо из рациона. Фактически, первые церковные писания свидетельствуют, что мясоедение было официально разрешено лишь в IV веке, когда император Константин решил, что его версия христианства отныне станет всеобщей. Римская империя официально приняла прочтение Библии, дозволяющее мясную пищу. И христиане-вегетарианцы были вынуждены держать свои убеждения в секрете во избежание обвинений в ереси. Говорят, что Константин велел вливать расплавленный свинец в горло уличенным вегетарианцам.

Средневековые христиане получили от Фомы Аквин-ского (1225—1274) заверения в том, что убийство животных разрешено Божественным провидением. Возможно, на мнение Аквината повлияли его личные вкусы, поскольку, хотя он и был гением и во многом аскетом, его биографы все же описывают его как большого лакомку. Конечно, Аквинат знаменит еще своим учением о различных типах душ. Животные, утверждал он, души не имеют. Примечательно, что женщин Аквинат тоже считал лишенными души. Правда, учитывая, что Церковь в конце концов сжалилась и признала, что душа у женщин все-таки есть 10, Аквинат неохотно уступил, сказав, что женщины стоят на одну ступень выше животных, у которых души уж точно нет. Многие христианские деятели приняли такую классификацию. Однако при непосредственном изучении Библии становится ясно, что у животных есть душа:

А всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу (Быт. 1:30).

Согласно Рейбену Алкелею, одному из величайших ученых XX века в области иврито-английской лингвистики и автору «Полного иврито-английского словаря», точные еврейские слова в этом стихе — nefesh («душа») и chayah («живая»). Несмотря на то, что в популярных переводах Библии это словосочетание обычно передается просто как «жизнь» и тем самым подразумевается, что у животных совсем не обязательно есть «душа», точный перевод обнаруживает нечто прямо противоположное: у животных, несомненно, есть душа, по крайней мере, согласно Библии. Более того, те же самые еврейские слова употребляются для обозначения души человеческих существ и даже души насекомых. Поэтому в Библии нет никаких аргументов в поддержку того мнения, что, хотя у животных и может быть какая-то душа, но эта душа — совсем не та, что есть у человеческих существ.

«НЕ ВЕРОЙ ЕДИНОЙ»

Основной догмат всех христиан — искупление, совершенное Иисусом. В основе христианской доктрины лежит вера в спасение через Иисуса, а не подчинение своду особых законов и правил, как, например, Закон Моисеев (Ефес. 2:8). Крайне трудно найти христианского проповедника, который учил бы, что человеку можно или нельзя есть ту или иную пищу, или что доброе отношение к животным поможет спасению человеческой души. Это привело к одному из самых значительных расколов в христианской теологии: спору о вере и деяниях. Многие христиане считают, что веры в Иисуса достаточно для вхождения в Царство Божие, вне зависимости от добрых дел или морального и этичного поведения; другие думают, что для спасения необходимы и вера во Христа, и добрые дела. Мысль о том, что одной только веры достаточно для искупления, родилась в результате неправильно понятого соотношения между верой и поступками. Это недоразумение очень доступно объяснили преподобный Дж. Тодд Феррье из Ордена Креста и английский поборник вегетарианства преподобный В. А. Холмс-Гор 11.

И Феррье, и Холмс-Гор утверждают, что противопоставление веры и дел возникло тогда, когда средневековые христиане начали изучать послания св. Павла в отрыве от их исторического контекста. Павел проповедовал фарисеям и вообще тем, кто не верил, что милость Господня является искупительной силой. Потому, говоря с фарисеями, он особо отмечал значение веры. Библия, однако, говорит, что вера и дела одинаково важны. Как писал Иаков, «Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак. 1 и 2). Поэтому, когда Павел говорит, что человеку дозволено есть все, чего он пожелает, включая мясо (1 Кор. 8:8), он лишь старается подчеркнуть важность веры.

Подробное изучение писаний Павла показывает: несмотря на то, что он уделяет особое внимание вере, в других текстах он также говорит о ценности праведных деяний, в том числе доброго отношения к животным. Фактически, Павел утверждает, что добрые дела даже важнее, чем вера (1 Кор. 13:13). Тем не менее, в наши дни христианские сообщества, горячо и охотно провозглашающие веру во Христа, не спешат следовать учению, которое может потребовать от них изменения образа жизни.

В этой связи преподобный Эндрю Линзи, капеллан Эссекского университета, заявил, что многие сторонники христианства пренебрегают своей обязанностью делать добрые дела, особенно по отношению к животным. В своей книге «Права животных: христианская оценка обращения человека с животными» он с сожалением констатирует: «Увы нельзя не признать, что христиане, католики и некатолики так и не смогли создать удовлетворительного морального учения касательно отношения к животным» 12.

Позднейшие учения можно интерпретировать по-разному, но ранние формы христианства (и многие иудейские секты в которых оно зародилось) проповедовали вегетарианство Их приверженцы понимали, что, при всей важности веры, надлежащие поступки — «деяния» — не менее важны. Поэтому они последовательно придерживались заповедей Писания. Неудивительно, что это отражалось на их питании и отношении к животным вообще. Назареяне, терапевты, эбиониты, гностики, и ессеи не ели мяса. Монтанисты, еще одна ветвь раннего христианства, воздерживались от мясной пищи так же как и Тертуллиан, один из первых отцов Церкви. Среди более ортодоксальных христиан, не одобрявших мясоедения, мы уже упомянули Иоанна Златоуста и Климента Александрийского, двух самых влиятельных мыслителей ранней Церкви.

Возможно, способнейший ученик Климента, Ориген (185—254. н. э.), один из самых плодовитых раннехристианских писателей, высказал верную мысль о тех, кто поддерживает мясоедение: «Я думаю, что люди стали приносить в жертву животных потому, что им понадобился предлог для вкушения плоти» (Stromata, «О жертвоприношениях», кн. VII) 13.

Позднейшие разновидности христианства также поддерживали вегетарианство. Эллен Г. Уайт, одна из основательниц церкви адвентистов, была убежденной вегетарианкой так же, как Дж. Уэсли, основоположник методизма. Сильвестр Грэхем, пресвитерианский священник, знаменитый своими «хлебцами Грэхема», пропагандировал отказ от мяса, а Уильям Меткалф, пастор Библейской Христианской Церкви Англии, написал книгу под названием «Воздержание от мяса животных» (1829 г.). Эта работа считается первой книгой о вегетарианстве, изданной в США.

Траппистский, бенедиктинский и картезианский ордена Римской Католической Церкви и другие христианские организации, как, например, Универсальное христианское гностическое движение и Братство розенкрейцеров, отстаивают вегетарианство, даже если их приверженцы не проявляют особого постоянства в этом отношении. Сегодня существуют две крупные христианские группы, которые упорно стремятся доказать важность отказа от мясной пищи для современных христиан: Католическое общество изучения и защиты животных и Общество христианской помощи животным и людям.

Несмотря на то, что Второй Ватиканский Вселенский Собор Католической Церкви, проведенный в 1965 году, ослабил монастырский устав касательно мясной пищи, особенно для монахов траппистского ордена, большинство траппистов все еще придерживается изначального вегетарианского устава. И хотя многие утверждают, что св. Франциск не был последовательным вегетарианцем, большинство монахов-францисканцев не едят мяса, вероятно потому, что св. Франциск — покровитель животных, и потому, что он открыто высказывал свою любовь ко всякой Божьей твари.

Современный бенедиктинский монах, брат Дэви Стейндл-Раст, считает, что, хотя библейская традиция позволяет различные толкования касательно отношения человека к животным, Жития святых доказывают необходимость всеобъемлющего сострадания. Брат Дэвид говори «К несчастью, христиане внесли свою лепту в эксплуатации: окружающей среды и жестокое обращение с животными. Иногда они даже пытаются оправдать свои преступления, используя отрывки из Библии, вырванные из общего контекста, но истинные принципы религии нужно изучать на примере святых…

Различные животные в христианском искусстве символизируют разных святых. Св. Менас обычно изображается с двумя верблюдами, св. Ульрих — с крысой, св. Бригитта — с утками и гусями, св. Бенедикт — с вороном список можно продолжать до бесконечности. Св. Губерт изображается с оленем, у которого между рогами распятие. По легенде, этот святой был охотником, но оставил свое жестокое ремесло после того, как внезапно увидел Христа в олене, которого собрался подстрелить» 14. Это красноречивый пример того, что божественное скрыто во всех созданиях. «В конце концов,— рассуждает брат Дэвид,— сам Христос зовется «агнцем Божиим» 15.

Иногда мы забываем, что любовь, к которой призывал Христос, должна быть всеобъемлющей, как отражение любви Господа ко всем Его творениям. Молитва Господу начинается (в оригинале) арамейскими словами awoon dwashmaya. Обычно это переводится как «Отче наш, сущий на Небесах»; но более точным переводом было бы «Отче наш общий, сущий на Небесах» 16. Арамейский оригинал утверждает, что Бог — отец всех живых существ во Вселенной, независимо от их биологического вида. Тем самым подразумевается, что христианская любовь объемлет все, и сколько любви ты отдашь окружающему миру, столько же даст тебе Господь. Для вегетарианцев также особо значимо то, что молитва продолжается словами «хлеб наш насущный даждь нам днесь».

«НЕ УБИЙ»

Требование сострадания и взаимной любви заложено в Шестой заповеди: «Не убий». При всей простоте и прямоте этой заповеди, ее редко понимают буквально и обычно считают применимой только к человеческим существам. Однако в Книге Исхода (20:13), в которой записана заповедь, использовано еврейское слово lo tirtzach. Согласно Рейбену Алкелею, tirtzach означает «любое убийство». Следовательно, заповедь призывает нас воздерживаться от убийства вообще. Запрет в пояснениях не нуждается. Споры вызывает слово «убить», обычно означающее: а) лишить жизни, б) покончить с чем-либо, в) разрушить жизненную, основную сущность чего-либо. Раз убить можно все, в чем есть жизнь, значит, животных тоже убивают; согласно заповеди, убийство животных запрещено.

Жизнь обычно определяется как качество, отличающее работающий, функционирующий организм от мертвого тела. При всей своей сложности жизнь заявляет о своем присутствии с помощью набора симптомов, известных как биологу так и тому, кто просто читает книгу природы. Все живые организмы проходят шесть фаз: рождение, рост, зрелость, размножение, увядание и смерть. Таким образом, и по человеческим, и по Господним представлениям, звери являются живыми существами. Все живое может быть убито, а убить означает нарушить заповедь, не менее священную, чем все остальные: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем. Ибо Тот же, Кто сказал: «не прелюбодействуй», сказал и «не убий»; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона» (Иак. 2:10, 11).

В Ветхом Завете также много доводов в пользу вегетарианства. На это можно сказать, что христиане не обязаны следовать древнему Закону и имеют право ограничиться Новым Заветом. Однако сам Иисус учил другому: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота и ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнятся все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5:17-19)

ПРОБЛЕМЫ ИСТОЛКОВАНИЯ

Возможно, главная причина, которая побуждает христиан «преступить закон» несмотря на библейскую заповедь, запрещающую убийство, кроется в широко распространенном убеждении, что Христос ел мясо. Однако Иисус был известен как «царь мирный», а его учение призывает к всеобъемлющей, вселенской любви, состраданию и уважению. Труд» совместить миротворческий образ Христа и разрешение на убийство животных. Тем не менее, в Новом Завете постоянно упоминаются просьбы Христа дать ему мяса, и любители мясной пищи пользуются этими цитатами для того, чтобы оправ дать собственные гастрономические вкусы. Но при внимательном изучении греческого подлинника обнаруживается, что Иисус просил вовсе не мяса.

Хотя в английском переводе Евангелий слово meat (мясо») употребляется девятнадцать раз, греческие слова оригинала точнее было бы перевести как «пища»: broma — «пища» (использовано четыре раза), brosimos — «то, что можно есть» (встречается один раз), brosis — «питание, процесс питания» (употреблено четыре раза), prosphagion _ «нечто съедобное» (использовано один раз), trophe — «питание» (встречается шесть раз), phago — «есть» (употреблено три раза).

Таким образом, «есть ли у вас мясо?» (Ин. 21:5) следует читать «есть ли у вас пища?». А когда в Евангелии говорится, что ученики пошли купить мяса (Ин. 4:8), точный перевод был бы всего лишь «пошли купить съестного». В каждом случае греческий подлинник указывает просто на «пищу», а не обязательно на «мясо» 17.

Задача сводится к истолкованию оригинала и переводов, часто неверных. Многие ошибки в переводе Библии (например, Red Sea — «Красное море» вместо Reed Sea — «Море Камышей»), незначительны и даже забавны. Но некоторые из них существенно отклоняются от подлинника; между тем, в случае, если ошибочный вариант используется в течение столетий, он закрепляется в библейском каноне. Но если принимать во внимание содержание и цель жизни Иисуса, становится трудно или, скорее, невозможно примирить поедание мяса и христианское вероучение. Христиане, употребляющие в пищу мясо, возражают: «Если Библия проповедует вегетарианство, как же тогда понимать чудо с хлебами и рыбами?»

Некоторые толкователи Библии, учитывая сострадательную натуру Иисуса, предполагают, что слово «рыба» в данном случае обозначает небольшие шарики из водоросли, растущей в восточных морях и известной как «рыбья трава»; похожие шарики едят и в наши дни. Водоросли высушиваются на солнце, измельчаются в муку, из которой пекутся шарики. Такие «хлебцы» были обязательным блюдом кухни древнего Вавилона; они также высоко ценятся в Японии. Мусульмане считают их нищей для правоверных, и, что еще важнее, во времена Иисуса они были признанным деликатесом. Кроме того, следует учесть чисто практическое соображение: в корзину с хлебом скорее по ли бы такие шарики, чем настоящую рыбу — она быстро протухла бы на солнцепеке и испортила остальную еду 18.

Возможно также, что «хлеб» и «рыба» — слова, использованные скорее в аллегорическом, а не в буквальном смысле, что обычно для священных писаний. Хлеб — символ Христова тела, то есть божественной субстанции, а слово «рыба» было паролем ранних христиан, которым приходилось скрывать свою веру, чтобы избежать гибели. Буквы греческого слова ichtus — «рыба» — это также начальные буквы слов lesous Christos Theou Uios Soter («Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель») 19. Поэтому рыба для христиан — мистический символ, и ее изображение до сих пор можно увидеть в римских катакомбах.

Очень важно, что в первых манускриптах Нового Завета нет упоминания о рыбе: чудо описывается как раздача хлеба и фруктов, а не хлеба и рыбы. Только в позднейших списках Библии (после IV столетия) вместо фруктов появляется рыба. Синайский Кодекс — первая версия Библии, где в рассказе об этом чуде упоминаются рыбы. Тем не менее, многие не желают отказываться от традиционного примера с хлебами и рыбами. Таким людям следует напомнить, что, даже если сам Иисус и ел рыбу, он вовсе не разрешал другим делать то же самое во имя его. Христос жил среди рыбаков и проповедовал им. Как учитель, он должен был принимать в расчет образ жизни своих слушателей. Так, он велел своим ученикам оставить сети и сделаться «ловцами человеков», то есть проповедниками. И все-таки те, кто считает, что Христос ел рыбу, говорят: «Раз это делал Иисус, почему же мне нельзя?» Но когда мы вспоминаем о том, как Иисус погиб ради приумножения славы Божией, почему-то находится мало желающих последовать его примеру.

ПАСХАЛЬНЫЙ АГНЕЦ

Вce привыкли к изображению Христа как доброго пастыря и агнца Божия, но пасхальный агнец представляет собой проблему для христиан-вегетарианцев. Была ли Тайная Вечеря пасхальной трапезой, при которой Христос и апостолы вкушали плоть ягненка?

Синоптические Евангелия (первые три) сообщают, что Тайная Вечеря произошла в ночь Пасхи; это означает, что Иисус с учениками ели пасхального агнца (Мф. 26:17, Мк. 16:16, Лк. 22:13). Однако Иоанн утверждает, что Вечеря произошла раньше: «Перед праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, …встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался» (Ин. 13:1—4). Если последовательность событий была иной, то Тайная Вечеря не могла быть пасхальной трапезой.

Английский историк Джеффри Радд в прекрасной книге «Зачем убивать ради пищи?» предлагает для загадки пасхального агнца такое решение: Тайная Вечеря произошла в четверг, распятие — на следующий день, в пятницу. Однако по еврейскому счету оба этих события случились в один день, поскольку у евреев началом нового дня считается закат предыдущего. Разумеется, это сбивает всю хронологию. В девятнадцатой главе своего Евангелия Иоанн сообщает, что распятие произошло в день приготовления к Пасхе, то есть в четверг. Позже, в тридцать первом стихе, он говорит, что тело Иисуса не оставили на кресте потому, что «та суббота была день великий». Другими словами, субботняя пасхальная трапеза на закате предыдущего дня, пятницы, после распятия.

Несмотря на то, что первые три Евангелия противоречат версии Иоанна, которую большинство библеистов считает точным рассказом о событиях, в других местах эти версии подтверждают друг друга. Например, в Евангелии от Матфея (26:5) сказано, что священники решили не убивать Иисуса во время праздника, «чтобы не сделалось возмущения в народе». С другой стороны, у Матфея постоянно говорится, что Тайная Вечеря и распятие произошли в день Пасхи. К тому же, следует заметить, что по талмудическому обычаю запрещено вести судебные разбирательства и казнить преступников в первый, наиболее священный, день Пасхи.

Поскольку день Пасхи так же свят, как суббота, евреи 1 в этот день не носили оружия (Мк. 14:43, 47) и не имели права покупать саваны и травы для погребения (Мк. 15:46, Лк 23:56). Наконец, поспешность, с какой ученики похоронили Иисуса, объясняется их желанием снять тело с креста до начала Пасхи (Мк. 15:42, 46).

Значимо само отсутствие упоминаний о ягненке: о нем ни разу не говорится в связи с Тайной Вечерей. Историк-библеист Дж. А. Глейзес предполагает, что, заменив плоть и кровь на хлеб и вино, Иисус тем самым возвестил о новом союзе Бога и человека, об «истинном примирении со всеми его созданиями» 20. Если бы Христос ел мясо, он сделал бы ягненка, а не хлеб, символом Господней любви, во имя которой агнец Божий искупил грехи мира собственной смертью. Все свидетельства указывают на то, что Тайная Вечеря была не пасхальной трапезой с неизменным ягненком, а, скорее, «прощальной трапезой», которую Христос разделил с любимыми учениками. Это подтверждает и покойный Чарльз Гор, епископ Оксфордский: «Мы признаем, что Иоанн верно исправляет слова Марка о Тайной Вечере. Это была не традиционная пасхальная трапеза, а прощальный ужин, последний Его ужин с учениками. Ни в одном рассказе об этом ужине не говорится о ритуале пасхальной трапезы» («Новый комментарий к Святому Писанию», ч. 3, с. 235) 21.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В буквальных переводах раннехристианских текстов нет ни одного места, где бы принималось или поощрялось мясоедение. Большинство оправданий, придуманных поздними христианами для употребления мясной пищи, основана на неверных переводах или же на буквальном понимании христианской символики, которую нужно толковать в переносном смысле. Ключевой момент здесь, конечно, — интерпретация, и следует взвесить деяния Иисуса и его учеников, чтобы понять, совместимы ли они с поеданием мяса. Далее, ранние христианские секты и отцы Церкви практиковали строгое вегетарианство. Таким образом, в точных переводах Библии, в широком контексте изречений Христа и открыто высказанных убеждениях ранних христиан мы видим всецелую поддержку вегетарианства.

Этот идеал жизни в гармонии со всеми созданиями Божиими прекрасно выражен в стихотворении Вернера Бергенгруэра, где говорится о собаке, которая зашла в церковь во время мессы. Маленькая девочка, ее хозяйка, испугалась, расстроилась и кое-как вывела свою четвероногую подружку из храма. «Какой позор! — подумала она.— Животное в церкви!» Но Бергенгрузр указывает, что в церкви много животных: вол и ослица у ясель с Христом, лев у ног св. Иеронима, Ионин кит, конь св. Мартина, орел, голубь и даже змий. Животные улыбаются со всех картин и статуй в церкви, и смущенная девочка понимает, что ее любимица — одна из многих. Органист смеется и начинает петь: «Восхвалите Господа, все Его творения!» Такая хвала естественна, ибо в церковь, как и всюду, все живое приходит по воле Господа.

Великий францисканский орден, к примеру, славил единение всех живых существ, подчеркивая, что все они имеют общего Творца. «Когда он (св. Франциск) думал о едином источнике всего сущего,— писал св. Бонавентура,— его еще более, чем всегда, наполняло благочестие, и он звал всех тварей Божиих, даже самых мелких, братьями и сестрами, ибо знал, что их создал Тот же, Кто создал и его самого» 22.

Такова совершенная христианская любовь.

ССЫЛКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Эти слова о возмездии животных людям, которые причиняют им страдания, перекликаются с кармическим законом действия и противодействия и полностью согласуются с санскритским словом mamsa (мясо) что описано в главе об индуизме.
2. Gnostic Orthodox Church, The Four Soul-killers (Oklahoma, St. Georgе Press, 1979), p. 15.
3. 3 Joseph Benson, The Holy Bible, containing Old and New Testaments (N. Y., T. Mason & G. Lane Pub., 1839), vol. 1, p. 43.
4. Etienne de Courcelles, Diatriba de esu sanguinis inter Ckristianos» («Discourse concerning the eating of blood among Christians»); see Opera theologica («Theological Works»), Amsterdam, 1675, p. 971.
5. Eusebius, The Ecclesiastical History, V. i. 26, Loeb Classical Library (Cambridge and London, Harvard University Press, 1980), p. 419.
6. Charles Joseph Hefele, A History of the Councils of the Church, From the Original Documents» (Edinburgh, T. & T. Clark Pub., 1896), p. 232.
7. St. John Cbrysostom, Homily 69 (On Matthew 22:1-40), trans. George Prevost, Nicene and Post-Nicene Fathers, series 1, ed. V. Schaft, W. B. Eerdmans (Grand Rapids, Mich.), Vol. 10, 1967, p. 425.
8. Titus Flavius Clemens, Paidogogos (The Instructor), Book 2, Ante-Nicene Fathers, ed. by A. Ro erts and J. Donaldson, W. B. Eerdmans (Grand Rapids, Mich.), Vol. 2, 1967, p. 241.
9. Upton С Ewing, «The Essene Christ» (N. Y., Philosophical Library, 1961), p. 85.
10. 1 Маконский Синод (585 г. н. э.) был созван главным образом для того, чтобы определить, есть ли у женщин душа. Возможно, Церкви следовало бы созвать такую же ассамблею касательно животных.
11. See Rev. Holmes-Gore, These We Have Not Loved (London, The С W. Daniel Company, Ltd., 1946), pp. 99-100.
12. Andrew Linsey, Animal Rights: A Christian Assessment of Man’s Treatment of Animals (London, SCM Press, 1976), pp. 4-5.
13. Quoted in Ferrier, Rev. J. Todd, On Behalf of the Creatures (England, The Order of the Cross, 1968), p. 19.
14. An interview with Brother David Steindl-Rast, «A Christian View of Animals», Buddhists Concerned for Animals Newsletter, San Francisco, Vol. 5, p. 9.
15. Ibid.
16. Rocco A. Errico, The Ancient Aramaic Prayer of Jesus (Los Ange\es, Science of Mind Pub., l978), p.24.
17. G. L. Rudd, Why Kill for Food? (Madras, Indian Vegetarian Congress, 1956), p. 87
18. Ibid., p. 92.
19. Ibid.
20. Ibid. pp. 89-90.
21. Ibid.
22. St. Bonaventure in The Classics of Western Spirituality: Bonaventure-The Life of St. Francis, trans. Ewert Cousins (N. Y., Paulist Press, 1978), pp. 254-255.

РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО

И станет плоть убиенных
зверей в твоем, теле твоей могилой
Ибо истинно говорю вам:
кто убивает, убивает сам себя,
и кто вкушает от плоти
мертвого зверя, вкушает от
смерти
Мирное Евангелие ессеев

В предыдущей главе речь шла о вегетарианстве и традиционном христианском наследии, с которым знакомо большинство людей. Эта глава посвящена той религии, которая сегодня может показаться разновидностью «исконного» христианства, основанного на скрижалях Мертвого моря и прочих не так давно обнаруженных реликвиях христианской эры. Следует заметить, что эти находки не то чтобы относятся к «исконной» религии, но, скорее, хранят в себе память о ранних формах христианства, близких к тому, что проповедовал Иисус. Эта книга не отстаивает и не опровергает истинности скрижалей Мертвого моря, «Наг Хаммади» или других подобных документов. Как и в предыдущей главе, наша цель — посмотреть, в каком свете эти источники представляют вегетарианскую традицию в христианстве. В первой главе мы говорили о том, что в Библии осталось неизменным. В этой главе речь пойдет о том, что все-таки изменилось.

Многие ученые подтверждают, что во время Никейского а (325 г. н. э.) священники и политики значительно изменили первоначальные христианские тексты, чтобы с помощью пропусков и дополнений создать версию, которая устроила бы императора Константина, в то время категорически не согласного с Писаниями 1. Этот шаг был предпринят с целью обратить Константина в христианскую веру и тем самым сделать христианство официальной религией Римской Империи.

«Некоторые не знают,— писал архидиакон Уилдерфорс,— что после Никейского Собора тексты Нового Завета были существенно искажены. Во введении к «Текстуальной критике греческого Нового Завета» профессор Нестле говорит, что церковные власти выбрали специальных ученых называемых «корректорами», и поручили им подправить Писание согласно тогдашнему представлению об ортодоксии» 2.

В предисловии к своему переводу «Евангелия Двенадцати апостолов» преподобный Гидеон Джаспер Ричард Оусли поясняет: «Задача этих корректоров заключалась в том, чтобы очень аккуратно удалить из Евангелия те повеления Господа, которым они не собирались следовать,— запреты на употребление мясной пищи и крепких напитков» 3.

РАННИЕ ТЕКСТЫ

Скрижали Мертвого моря — библейские манускрипты, датируемые началом христианской эры — были найдены в 1947 году и в основном поддерживают гипотезу о том, что текст Библии подвергся изменениям. Особенно в том, что касается таких обычаев, как мясоедение. Ценность этих свитков (и других археологических находок, сделанных позднее) состоит в том, что они, возможно, являются первоначальными, неизмененными манускриптами времен Иисуса Христа. Самые ранние из других доступных записей Нового Завета относятся к IV веку; это всего лишь копии копий. Хотя некоторые исследователи утверждают, что между находками с Мертвого моря и позднейшими библейскими текстами нет особых расхождений, все же нельзя отрицать, что в этих документах встречаются небольшие, но многозначительные различия.

Некоторые историки христианства отвергают эти археологические открытия, другие горячо в них верят. В числе последних можно назвать доктора Мартина Ларсона, Эдмонда Б. Шекели, Миллара Берроуза, Г. Дж. Оусли, Джона М. Аллегро и Франка Дж. Муччи (основателя Общества Эдема). Все эти ученые внесли значительный вклад в расшифровку раннехристианских текстов, и из их работ мы узнали много нового о вегетарианстве в христианской традиции.

Оусли, например, сделал перевод предполагаемых оригинальных Евангелий, сохраненных членами общины иессеев (религиозная секта, приверженцы которой жили на побережье Мертвого моря и отличались особой дисциплиной и духовной сплоченностью). Оусли рассказывает, что манускрипт хранился в тибетском буддистском монастыре, «где кто-то из общины иессеев спрятал его, чтобы уберечь от рук осквернителей» 4.

Если манускрипты Оусли подлинные, то они являются самым древним и полным из существующих христианских текстов: это арамейский оригинал, не изменившийся с тех пор, как его использовали в первой христианской церкви Иерусалима. Те ученые, которые признают документ подлинным, заключают, что это — оригинал Евангелия, на котором основаны четыре Евангелия Нового Завета (с многочисленными отклонениями и значимыми купюрами). Это может быть правдой, а может и не быть, но содержание манускриптов ясно свидетельствует о приверженности вегетарианскому образцу и потому заслуживает подробного рассмотрения на этих страницах.

Интересно, что незадолго до смерти Оусли выразил беспокойство о судьбе манускриптов: то, что случилось в прошлом, может произойти снова. По всей вероятности, Оусли опасался, что так и произойдет, особенно если документ достанется издателям-материалистам, в чьих руках «исправление» станет «искажением». Чтобы предотвратить это, В 1904 году Оусли передал авторские права на свои работы доверенному другу, с просьбой «не дать им попасть в руки ритуалистов, неважно, римских или англиканских» 5.

Драгоценные манускрипты Оусли под названием «Евангелие двенадцати апостолов», ранее известные как «Евангелие для иудеев» или «Назарейское Евангелие», целы до сих пор 6.

СЛОВА О ДОБРОТЕ К ЖИВОТНЫМ

Согласно «Евангелию Двенадцати апостолов», перед рождением Иисуса ангел сказал Марии: «Ты не должна вкушать мяса и пить хмельных напитков, ибо дитя еще в чреве Твоем будет посвящено Господу, и не может вкушать плоть и опьяняться брагой». Сила этого повеления свыше, если признать его достоверность, состоит в том, что оно подтверждает: Иисус действительно тот Мессия, о котором говорится в ветхозаветном пророчестве: «Итак, Сам Господь даст вам знамение: се, Дева в чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил. Он будет питаться молоком и медом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе» (Ис. 7:14, 15).

Далее в тексте говорится, что в общине, где жили Мария и Иосиф, не убивали ягненка ради Пасхи: «Родители Его, Иосиф и Мария, каждый год на Пасху ходили в Иерусалим и праздновали ее по обычаю своих братьев, избегавших кровопролития и не евших мяса…»

Упоминание об этом сообществе помогает объяснить, почему Иисус с самого детства любил животных и птиц: «В один день пришел отрок Иисус туда, где были птичьи силки. Там же были другие отроки. И сказал им Иисус: «Кто поставил силки на безвинных тварей Божиих? Говорю вам, тот сам попадется в силок».

Неудивительно, что в этих неискаженных текстах мы находим призывы Христа к заботе обо всех созданиях, не только о людях: «Будьте же заботливы, будьте участливы, будьте милосердны и добры не только к вашему роду, но и ко всяким тварям, что ищут вашей заботы, ибо вы для них как боги, на которых они взирают в нужде своей».

Позже Иисус объясняет, что пришел покончить с кровавыми жертвоприношениями: «Я пришел положить конец жертвам и кровавым пирам, и если не прекратите приносить в жертву плоть и кровь, гнев Господень вечно будет на вас, как был в пустыне на отцах ваших, что взалкали мяса и поели вволю, и наполнились скверной, и язва поразила их».

Как отмечалось в предыдущей главе, в этих ранних рукописях нет упоминания о чуде с хлебами и рыбами. Вместо этого в них описано чудо с хлебом, фруктами и кувшином воды: «И разделил Иисус хлеб и плоды между ними, и воду также. И ели, и насытились все, и пили. И дивились они, ибо каждому хватило с избытком, а было их четыре тысячи человек. И пошли они, и возблагодарили Господа за то, что видели и слышали».

В этих древних документах постоянно встречаются слова Иисуса в поддержку естественной пищи, особенно вегетарианской: «И, услышав это, некий саддукей, не веривший в святую истину Господню, спросил Иисуса: «Скажи мне, почему говоришь, не ешьте плоти животных? Разве не были звери даны человеку в пищу, как и те травы и плоды, о которых Ты говорил?» Ответил Иисус: «Взгляни на арбуз, сей плод земли». И Иисус разрезал арбуз и сказал еще саддукею: «Видишь своими глазами добрый плод земли, пищу людскую, и видишь семена внутри; сосчитай их, ибо из одного арбуза родится во сто крат больше. Если посеешь эти семена, будешь есть от истинного Бога, ибо не прольешь крови и ни страдания не увидишь, ни крика не услышишь. Что же ты ищешь даров Сатаны, муки, смерти, крови живых душ, пролитой от меча? Разве не знаешь, что тот, кто поднимает меч, от меча и гибнет? Иди теперь своим путем и сей семя доброго плода жизни, и не вреди безвинным тварям Божиим».

Христос осуждает даже тех, кто охотится на животных: «И когда шел Иисус с учениками, встретился им некий человек, натаскивавший охотничьих псов, чтобы травить слабых тварей. Увидев это, сказал ему Иисус:

«Зачем делаешь дурное дело?» И ответил тот человек: «Этим ремеслом живу, ибо зачем подобным тварям место под небом? слабы и заслуживают смерти, а собаки сильны».

И Иисус посмотрел на того человека с грустью и сказал: «Воистину, лишен ты мудрости и любви, ибо у всякой твари, какую создал Господь, есть свой удел и свое место в царстве жизни, и кто может сказать, зачем они живут? И какая в том польза тебе самому и людям? Не тебе судить о том, лучше ли сильный слабого, ибо слабые не были посланы человеку в пищу или ради забавы… Горе тому, кто травит и убивает создания Божии! Да, горе охотникам, ибо они станут добычей, и сколько милосердия выказывают они к своим безвинным жертвам, столько и им выкажут недостойные люди! Оставь это дурное ремесло грешников, делай то, чему радуется Господь, и будь благословен, или же будешь проклят по твоей собственной вине!»

Наконец, в ранних манускриптах мы читаем о том, что Иисус осуждает даже рыбаков, несмотря на то, что они были самыми верными из его сторонников.

«На другой же день опять заговорили о поедании мертвых зверей, и некоторые из новых учеников Иисуса собрались вокруг Него и спросили: «Учитель, воистину, все ведомо Твоей мудрости, и Ты лучше всех других знаешь святой Закон; скажи нам, дозволено ли есть тварей морских?»

И Иисус посмотрел на них с грустью, ибо знал, что они неученые люди, и их сердца еще ожесточены лживыми учениями дьяволов, и сказал им: «Встаньте на берегу и взгляните в пучину вод: видите рыб морских? Им дана вода, как человеку дана земная твердь; спрашиваю вас, разве рыбы приходят к вам и просят у вас сухой земли или той пищи, что на ней? Нет. И вам не дозволено идти в море и искать того, что не принадлежит вам, ибо земля разделена на три царства душ: те, что на земле, те, что в воздухе, и те, что в воде, каждый согласно своему естеству. И воля Присносущего дала всякой твари душу живую и святое дыхание, и то, что Он Своей волей дает Своим созданиям, ни человеку, ни ангелам нельзя отнять или присвоить».

Интересно, что, когда Иисус впервые говорит своим ученикам-иудеям об их новом питании (вегетарианском), возражают ему: «Ты говоришь против Закона»,— очевидно, имея в виду различные места в Ветхом Завете, где дается разрешение есть мясо. Памятный ответ Иисуса очень красноречив: «Не говорю Я против Моисея, ни против Закона который он дал, зная жестокость ваших сердец. Истинно говорю вам: вначале все твари Божии вкушали лишь от трав и плодов земли, пока невежество и себялюбие людское не привели многих к тому, что противно их естеству, но даже и эти вернутся к природной своей пище. Так сказано у пророков, и пророчества не обманут».

Эти и многие другие отрывки можно найти в «Гуманном Евангелии Иисуса», опубликованном Обществом Эдема. Это — один из немногих английских переводов «Евангелия Двенадцати апостолов». Наставления, содержащиеся в ессейских текстах, можно принять с верой или отвергнуть как дурную подделку; однако сами эти поучения вполне согласуются с каноническими проповедями Иисуса Христа, так как в их основе лежит пример величайшей любви и сострадания.

ССЫЛКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. The Edenite Creed for Life (N.J., The Edenite Society, 1979), p. 19.
2. Ibid.
3. The Gospel of the holy Twelve (CA, Health Research, Reprint, 1974), p. 8.
4. Ibid.
5. Ibid.
6. The Essene Humane Gospel of Jesus (N.J., The Edenite Society, 1978), p. 6.

© Розен Стивен — «Вегетарианство в мировых религиях».

Маленькая Тайк – львица вегетарианка

Памяти Маленькой Тайк,
за любовь и вдохновение, которые она дарила

В возрасте четырех лет африканская львица весила 160 килограммов. Ее тело длиной 3 метра 10 сантиметров могло пролететь 64 километра за час. Ее череп, специально предназначенный для умерщвления и поедания добычи, имел мощные челюсти. Африканские львы питаются антилопами гну, зебрами, газелями, импалами и жирафами. И вот одна такая невероятно огромная кошка в расцвете сил и средств настаивала на том, чтобы быть вегетарианкой!

Читать дальше

Любовь без границ или Новый брачный обет

В данной беседе идея бракосочетания представлена в новом свете. В конце вы найдёте необычный Новый брачный обет (точнее — декларацию), в корне отличающийся от стандартного. :)

Читать дальше

В чём заключается смысл жизни?

Данный документ отвечает на вечные вопросы:

  • В чём заключается смысл жизни?
  • Откуда взялось всё, что есть, вся Вселенная и жизнь на Земле?
  • Зачем всё это нужно?
  • Почему в мире столько боли и страданий?
  • Существует ли Бог?
  • Кто или Что есть Бог?

Читать дальше

Любовь и Сумасшествие

Говорят, что однажды собрались в одном уголке земли вместе все человеческие чувства и качества…

Когда СКУКА зевнула уже в третий раз, СУМАСШЕСТВИЕ предложило:
— А давайте играть в прятки!?
ИНТРИГА приподняла бровь:
— Прятки? Что это за игра?
И СУМАСШЕСТВИЕ объяснило, что один из них, например, оно, водит, закрывает глаза и считает до миллиона, в то время, как остальные прячутся. Тот, кто будет найден последним, станет водить в следующий раз, и так далее. ЭНТУЗИАЗМ затанцевал с ЭЙФОРИЕЙ, РАДОСТЬ так прыгала, что убедила СОМНЕНИЕ, вот только АПАТИЯ, которую никогда ничего не интересовало, отказалась участвовать в игре.
ПРАВДА предпочла не прятаться, потому что в конце концов ее всегда находят, ГОРДОСТЬ сказала, что это совершенно дурацкая игра (ее ничего кроме себя самой не волновало), ТРУСОСТИ очень не хотелось рисковать.

— Раз, два, три, — начало счет СУМАСШЕСТВИЕ.
Первой спряталась ЛЕНЬ, она укрылась за ближайшим камнем на дороге, ВЕРА поднялась на небеса, а ЗАВИСТЬ спряталась в тени ТРИУМФА, который собственными силами умудрился взобраться на верхушку самого высокого дерева.
БЛАГОРОДСТВО очень долго не могло спрятаться, так как каждое место, которое оно находило, казалось идеальным для его друзей: кристально чистое озеро – для КРАСОТЫ; расщелина дерева – так это для СТРАХА; крыло бабочки – для СЛАДОСТРАСТИЯ; дуновение ветерка – для СВОБОДЫ!
РАДОСТЬ – для всех, поэтому она замаскировалась в лучике солнца. ЭГОИЗМ, напротив, нашел только для себя теплое и уютное местечко. ЛОЖЬ спряталась на глубине океана (на самом деле она укрылась в радуге), а СТРАСТЬ и ЖЕЛАНИЕ затаились в жерле вулкана. ЗАБЫВЧИВОСТЬ, даже не помню, где она спряталась, но это не важно.
Когда СУМАСШЕСТВИЕ досчитало до 999999, ЛЮБОВЬ все еще искала, где бы ей спрятаться, но все уже было занято. Вдруг она увидела дивный розовый куст и решила укрыться среди его цветов.
— Миллион, — сосчитало СУМАСШЕСТВИЕ, и принялось искать.
Первой, оно, конечно же, нашло ЛЕНЬ.
Потом увидела, как ВЕРА спорит с Богом, а о СТРАСТИ и ЖЕЛАНИИ оно узнало потому, как дрожит вулкан. Затем СУМАСШЕСТВИЕ увидело ЗАВИСТЬ и догадалось, где прячется ТРИУМФ.
ЭГОИЗМ и искать было не нужно, потому что местом, где он прятался, оказался улей пчел, которые решили выгнать непрошенного гостя.
В поисках, СУМАСШЕСТВИЕ подошло напиться к ручью и увидело КРАСОТУ. СОМНЕНИЕ сидело у забора, решая, с какой же стороны ему спрятаться.
Итак, все были найдены: ТАЛАНТ – в свежей и сочной траве; ПЕЧАЛЬ – в темной пещере; ЛОЖЬ – в радуге (если честно, то она пряталась на дне океана).
Вот только ЛЮБОВЬ найти не могли…

СУМАСШЕСТВИЕ искало за каждым деревом, в каждом ручейке, на вершине каждой горы и, наконец, оно решило посмотреть в розовых кустах, и когда раздвигало ветки , услышало крик. Острые шипы роз поранили ЛЮБВИ глаза.
СУМАСШЕСТВИЕ не знало, что и делать, принялось извиняться, плакало, молило, просило прощения и в искупление своей вины пообещало ЛЮБВИ стать ее поводырем.
И вот с тех пор, когда впервые на Земле играли в прятки, ЛЮБОВЬ слепа, а СУМАСШЕСТВИЕ водит ее за руку…

Обещание

Чёрт, почему так больно?… И почему так темно?…

— Остановка сердца! Начинаем массаж…

Ну, хоть тепло и не страшно.… Вот моя жена… Милая, как я по тебе скучаю.… Вот наше первое свидание, как же ты тогда стеснялась. Вот наша первая ночь… никогда её не забуду. А через пол года ты подошла и сказал что беременна. Я помню, как ты испугалась, дурочка.… Думала, что я не захочу ребёнка.

— Не помогает. Давайте сюда дифибрилятор. Разряд!

Что это? Ничего. Показалось. Вот дочка делает первый шажок. Как мы тогда радовались этому. Вот она пошла в школу. Я всегда буду помнить ваши сияющие лица… И вот ты умерла… Почему тебе не могли помочь? Почему мы так опоздали с лечением? Никогда себе этого не прощу…

— Ещё раз. Разряд!

Вот свадьба дочери. Как же она похоже на тебя в свадебном платье… Я испытал такое чувство радости за неё, и такое же чувство гордости за тебя, ведь её мне дала ты… Жаль что ты не видела её… Она была как принцесса, такой, какой она представляла себя когда ты читала ей сказки…

— Разряд!

В вот и внучка. Такое милое создание. Я как раз отошёл от всех дел и смог проводить с ней много времени. Я видел всё её становление… как будто вторая дочь. Сейчас ей уже 6 лет. Взрослая. И такая же красивая как мама… это у них от тебя.

— Всё… Больше ничего не сделаем… Время смерти…

Пусто… Но ведь я что-то должен сделать ещё…

— Деда!
— Что?
— А мы поедем в Тайгу?
— Да что ты там забыла?
— А я хочу, как ты быть геологом!
— Ну, раз так, то обязательно съездим.
— Обещаешь?
— Обещаю.

Я обещал… Я должен сдержать своё обещание…

— Есть пульс!
— Как?! В смысле, какой пульс?
— Обычный пульс!
— Твою мать, а дедок то с сюрпризом…
— Вы дочь?
— Да – на врача посмотрела женщина с уставшими заплаканными глазами – с ним всё будет хорошо?
— Да… Можно вопрос?
— Конечно.
— Катя это кто?
— Моя дочь, а что?
— Нет, ничего… Он сдержит обещание.

Врач развернулся и, не сказав ни слова пошёл по коридору. Женщина села на стул закрыла глаза руками и заплакала… Её губы улыбались…

— Спасибо, папа…

(с) Forget

Жена — богиня

Жили-были на свете обыкновенные муж и жена. Звали жену Елена, звался муж Иваном.

Возвращался муж с работы, в кресло у телевизора садился, газету читал.

Жена его, Елена, ужин готовила. Подавала мужу ужин и ворчала, что по дому он ничего путного не делает, денег мало зарабатывает… Ивана раздражало ворчание жены. Но грубостью он ей не отвечал, лишь думал про себя: «Сама — лахудра неопрятная, а ещё указывает. Когда женился только, совсем другой была — красивой, ласковой».

Однажды, когда ворчавшая жена потребовала, чтобы Иван мусор вынес, он, с неохотой оторвавшись от телевизора, пошёл во двор. Возвращаясь, остановился у дверей дома и мысленно обратился к Богу:

— Боже мой, Боже мой! Нескладная жизнь у меня сложилась. Неужто век мне весь свой коротать с такой женой ворчливой да некрасивой? Это же не жизнь, а мучения сплошные.

И вдруг услышал Иван тихий голос Божий:

— Беде твоей, сын Мой, помочь Я смог бы: прекрасную богиню тебе в жены дать, но коль соседи изменения внезапные в судьбе твоей увидят, в изумление великое придут. Давай поступим так: твою жену Я буду постепенно изменять, вселять в нее богини дух и внешность улучшать. Но только ты запомни, коль хочешь жить с богиней, жизнь и твоя достойною богини стать должна.

— Спасибо, Боже. Жизнь свою любой мужик ради богини может поменять. Скажи мне только: изменения когда начнёшь с моей женой творить?

— Слегка Я изменю ее прямо сейчас. И с каждою минутой буду её к лучшему менять.

Вошел в свой дом Иван, сел в кресло, взял газету и телевизор вновь включил. Да только не читается ему, не смотрится кино. Не терпится взглянуть — ну хоть чуть-чуть меняется его жена?

Он встал, открыл дверь в кухню, плечом опёрся о косяк и стал внимательно разглядывать свою жену. К нему спиной она стояла, посуду мыла, что после ужина осталась.

Елена вдруг почувствовала взгляд и повернулась к двери. Их взгляды встретились. Иван разглядывал жену и думал: «Нет, изменений никаких в моей жене не происходит».

Елена, видя необычное внимание мужа и ничего не понимая, вдруг волосы свои поправила, румянец вспыхнул на щеках, когда спросила:

— Что ты, Иван, так смотришь на меня внимательно?

Муж не придумал, что сказать, смутившись сам, вдруг произнес:

— Тебе посуду, может быть, помочь помыть? Подумал почему-то я…

— Посуду? Мне помочь? — тихо переспросила удивлённая жена, снимая перепачканный передник,— так я её уже помыла.

«Ну, надо же, как на глазах меняется она, — Иван подумал, — похорошела вдруг».

И стал посуду вытирать.

На другой день после работы с нетерпением домой спешил Иван. Ох, не терпелось посмотреть ему, как постепенно в богиню превращают его ворчливую жену.

«А вдруг уже богини много стало в ней? А я по-прежнему никак не изменился. На всякий случай, прикуплю-ка я цветов, чтоб в грязь лицом перед богиней не ударить».

Открылась в доме дверь, и растерялся заворожённый Иван. Перед ним Елена стояла в платье выходном, том самом, что купил он год назад. Прическа аккуратная и лента в волосах. Он растерялся и неловко протянул цветы, не отрывая взгляда от Елены.

Она цветы взяла и охнула слегка, ресницы опустив, зарделась.

«Ах, как прекрасны у богинь ресницы! Как кроток их характер! Как необычна внутренняя красота и внешность!».

И охнул в свою очередь Иван, увидев стол с приборами, что из сервиза, и две свечи горели на столе, и два бокала, и пища ароматами божественными увлекала.

Когда за стол он сел, напротив жена Елена тоже села, но вдруг вскочила, говоря:

— Прости, я телевизор для тебя включить забыла, а вот газеты свежие тебе приобрела.

— Не надо телевизора, газеты тоже мне не хочется читать, всё об одном и том же в них, — Иван ответил искренне,— ты лучше расскажи — как день субботний, завтрашний хотела б провести.

Совсем опешив, Елена переспросила:

— А ты?

— Да два билета в театр по случаю для нас купил. Но днем, быть может, согласишься ты пройтись по магазинам. Раз нам театр придётся посетить, так надо в магазин зайти сначала и платье для театра для тебя достойное купить.

Чуть не сболтнул Иван заветные слова: «платье, достойное богини», смутился, на неё взглянул и снова охнул. Перед ним сидела за столом богиня. Лицо её сияло счастьем, и глаза блестели. Улыбка затаённая немножко вопросительной была.

«О Боже, как прекрасны всё-таки богини! А если хорошеет с каждым днём она, сумею ль я достойным быть богини? — думал Иван, и вдруг, как молния его пронзила мысль: Надо успеть! Успеть, пока богиня рядом. Надо просить её и умолять ребёнка от меня родить. Ребёнок будет от меня и от прекраснейшей богини».

— О чем задумался, Иван, или волненье вижу на твоём лице? — Елена спрашивала мужа.

А он сидел взволнованный, не зная, как сказать о сокровенном. И шутка ли — просить ребёнка у богини?! Такой подарок Бог ему не обещал. Не знал, как о своём желании сказать Иван, и встал, скатёрку теребя, и вымолвил, краснея:

— Не знаю… Можно ли… Но я… сказать хотел… Давно… Да, я хочу ребёнка от тебя, прекрасная богиня.

Она, Елена к Ивану-мужу, подошла. Из глаз, наполненных любовью, счастливая слеза на щёку алую скатилась. И на плечо Ивану руку положила, дыханьем жарким обожгла.

«Ах, ночь была! Ах, это утро! Этот день! О, как прекрасна жизнь с богиней!» — думал Иван, второго внука на прогулку одевая.

Рыба и Океан

В Океане жила-была рыба. Однажды она услышала об Океане, и решила, что должна потратить все силы своей жизни, но попасть туда.

Рыба начала обращаться к разным мудрецам с вопросом: «Как мне достичь Океана?»

— Достичь Океана очень и очень непросто, — сказала одна мудрая рыба. — Для этого сначала нужно практиковать определенные позы и пройти по восьмеричному пути безупречного движения плавниками.

— Путь в Океан лежит через изучение основ миров просветленных рыб, — важно сказала другая рыба-гуру.

Третья учила, что единственный путь постижения Океана — это изучить и постоянно повторять мантру «Рам-рам-рам…».

Окончательно уставшая от разнообразных поучений рыба приплыла в заросли водорослей и там встретила маленькую неприметную рыбку, которая, услышав о ее поиске, сказала:

— Океан, который ты ищешь, всегда был, есть и будет рядом с тобой. И ты тоже являешься частью Океана, только ты этого не замечаешь. Океан и внутри тебя, и снаружи тебя, и ты — его любимая часть.

О ветре и Цветке

Ветер встретил прекрасный Цветок и влюбился в него. Пока он нежно ласкал Цветок, тот отвечал ему еще большей любовью, выраженной в цвете и аромате.

Но Ветру показалось мало этого, и он решил: «Если я дам Цветку всю свою мощь и силу, то тот одарит меня чем-то еще большим». И он дохнул на Цветок мощным дыханием своей любви. Но Цветок не вынес бурной страсти и сломался.

Ветер попытался поднять его и оживить, но не смог. Тогда он утих и задышал на Цветок нежным дыханием любви, но тот увядал на глазах. Закричал тогда Ветер:

— Я отдал тебе всю мощь своей любви, а ты сломался! Видно, не было в тебе силы любви ко мне, а значит, ты не любил!

Но Цветок уже ничего не ответил.

Сотворим с любовью, или Как обустроить своё поместье (Александр Сапронов)

Год выпуска: 2006
Составитель: Александр С. Сапронов
Издательство: Орёл, С.В. Зенина
Серия: Книги Новой России
Формат: PDF

Обилием литературы на садоводческие темы сегодня никого не удивить. Но несмотря на это, данная книга станет бестселлером для дачников и особенно для тех, кто уже строит Родовые поместья. Её уникальность не только в собранной всеобъемлющей информации об оптимальных методиках, но, главным образом, в ином мировозренческом подходе.

Книга Александра Сапронова раскажет вам о том, как создать гармоничное, самодостаточное родовое поместье.

Книга предназначена для широкого круга читателей.

Скачать!

Владимир Мегре — Звенящие кедры России

Владимир Мегре

Серия «Звенящие кедры России»

Издательство: Диля

История эта началась весной 1994 года, и позднее, сделала из предпринимателя Владимира Николаевича Мегре – писателя. Теперь его прекрасные, берущие за душу книги живут уже своей интересной и удивительной жизнью. Книги переведены более чем на 11 языков, а тираж каждой только в России давно превысил миллион.

Внимание общественности приковано к идеям книг, глубоко волнующим и пробуждающим немедленный отзвук в душах, решающим духовные и материальные проблемы каждого человека и всей страны, проблемы настоящего и будущего.

Книги расскажут, как сотворить прекрасный цветущий уголок своей родины – России; сотворить прекрасное настоящее и будущее для себя и своих детей; сотворить своё материальное и духовное благополучие; сотворить Россию самой богатой и процветающей страной, сделать счастливым себя и весь мир вокруг.

Основная идея книг претендует на роль национальной идеи. 07.04.2002 г. Международная Академия Общественного Развития присвоила В. Мегре степень всенародного академика общественного развития за достижение с такой формулировкой: «Открытие для широких масс межцивилизационных принципов и конкретизация направлений будущего развития человечества».

10 книг в формате DOC

10 воистину чудотворных книг, изменяющих жизнь всего живого!

Скачать все книги!

1. Анастасия

Эта книга – рассказ о необыкновенной женщине, обладающей даром исцеления души и тела человека.

2. Звенящие кедры России

Уверяю вас, уважаемые читатели, описывая невероятные события, сам я являюсь обыкновенным человеком. И так же как вы пытаюсь осмыслить их. На сегодняшний день мне лишь стала близкой и понятной фраза Анастасии о том, что до истины нам не добраться ползком.

3. Пространство любви

… Не предсказал ты, Нострадамус, даты страшных катаклизмов земли. Ты их создал своею мыслью, и мысль людскую для воплощения страшного включил. Вот и сейчас она витает над землёй, безысходностью людей пугая. Но ей теперь не воплотиться. Я – человек. Анастасия я! И я тебя сильнее!

4. Сотворение

Нет ни в одной галактике струны, способной лучший звук издать, чем звук у песни человеческой души.

5. Кто же мы?

… Сумевшие понять свое предназначение и суть бесконечности, станут жить счастливо, перевоплощаясь вечно, ибо они своими мыслями произведут сами счастливую свою бесконечность.

6. Родовая книга

… Совсем немного дней пройдёт, и будут родовую книгу создавать, своей рукой писать, страницы заполняя. Миллионы отцов и матерей. Их будет множество великое – книг родовых. И в каждой – истина, идущая от сердца, для детей своих. Лукавству места в книгах тех не будет. Пред ними историческая ложь падёт.

7. Энергия жизни

Но есть в человеке одна энергия присущая только ему, -она называется «энергия мысли». И если человек поймёт, чем он обладает научится пользоваться ею в полной мере, то он станет властителем всей Вселенной.

8. Новая цивилизация

… Пусть мысль твоя, Владимир, и других людей попробует познать творенья Бога и Его мечту. Тогда твоя жизнь и сообщества людского программу выстроит иную.

9. Новая цивилизация. Обряды любви

…Вот потому деянья, связанные с сотворением проекта для поместья, плавно переходили в обряд венчания, готовивший молодых к деянию, связанному с зачатием. И строили они Любви пространство. Жена, зачавшая дитя, в таком пространстве, девять месяцев в самых быть может идеальнейших условиях жила, и живший в ней ребёнок счастлив был.

10. Анаста

… В подобное с трудом поверить смогут люди. И пусть не верит кто-то, что с того? Неверие в могущество своё неверящему что оставит? Рожденье? Да! Но для чего? Коль дальше жизнь бессмысленная, смерть. А дальше вновь вопрос: рождался для чего?

Учений множество за миллионы лет существовало. Все об одном, чтоб человечество чего-то от кого-то ожидало. Оно и ожидало, мысль заперев свою и разум. Не мыслило, зачем и для чего Вселенная над человеком звёзды зажигает.

Скачать все книги!

Гэри Чепмен — Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику

Автор: Гэри Чепмен
Издательство: Библия для всех
Формат: DOC
Качество: eBook (изначально компьютерное)

А вы с супругом нашли общий язык?

Любовь можно проявлять по-разному. Доктор Гэри Чепмен утверждает, что существует пять языков любви: Слова поощрения; Время; Подарки; Помощь; Прикосновения.

Вы стараетесь показать супругу, что любите его, а он как будто ничего не замечает. Может быть, вы просто говорите на разных языках? Возможно, ваш муж хочет, чтобы вы ему посочувствовали, а вы вместо этого готовите вкусный ужин. Возможно, вашей жене хочется проводить с вами побольше времени, а роскошные букеты, которые вы преподносите каждый вечер, ей не нужны.

В конце книги вы найдете руководство по обсуждению, которое поможет вам лучше разобраться в прочитанном. Вы и заметить не успеете, как научитесь понимать язык другого, выражать ему любовь, и вскоре почувствуете, что и вас любят.

Скачать!

В последний раз…

Девушка: Помедленней, мне страшно!
Парень: Нет, это весело.
Девушка: Ничего подобного. Пожалуйста, это слишком страшно!
Парень: Тогда скажи мне, что ты меня любишь
Девушка: Хорошо, Я люблю тебя. Тормози!
Парень: Теперь обними меня ОЧЕНЬ сильно.
*Девушка обнимает его*
Парень: Можешь снять мой шлем и надеть его на себя? Он мне надоел…

В газете на следующий день:
«Мотоцикл разбился о здание из-за неполадки в тормозах. На тот момент на нём было два человека, и лишь один выжил…»

На самом же деле, на половине пути по дороге парень осознал, что тормоза сломаны, но он не хотел, чтобы девушка об этом знала. Вместо этого он попросил её сказать, что она его любит и обнять в последний раз. Затем он заставил её надеть его шлем, чтобы она осталась жива, несмотря на то, что это означало его смерть…

Любовь спасает мир от разрушений

Любовь спасает мир от разрушений —
Запомни это каждый человек —
Она идет от глаз твоих, от век,
От мыслей, чувств, желаний и творений.
Любовь спасает мир от суеты,
Великое даруя от Вселенной,
Но мы ползем вперед по жизни бренной,
Не ведая Великой Красоты.
Любовь — начало всех начал на свете,
Она рождает все, что в мире есть.
Лишь человеку выпадает честь:
Хранить живое, быть за все в ответе.
Его предназначенье — жизнь беречь,
Но он не помнил и забыл об этом.
Пренебрегая Разума советом,
Он сбрасывает ношу эту с плеч.
Так легче жить, духовность презирая,
О Высшем не заботясь никогда.
У человека есть одна беда:
Живет он, о Великом мало зная.

Гора, полюбившая птицу (Элис Маклеррен)

Было это давным-давно. Среди пустынной равнины стояла одинокая Гора. Ни одно растение не росло на её склонах, ни один зверь не пробегал по её уступам, ни одно насекомое не проползало по её камням, ни одна птица не летала над ней. Только снег и дождь прикасались к Горе, да солнце согревало Гору, да ветер охлаждал её.

Днём и ночью Гора смотрела в небо, где проплывали причудливые облака. Днём она видела солнце, шествующее по небу, а ночью – луну. В безоблачные ночи мерцали звёзды. Но больше Горе ничего увидеть не удавалось.

И вдруг однажды над Горой появилась маленькая птичка. Сделав круг, она опустилась на уступ отдохнуть и почистить пёрышки. Птичка прыгала по Горе, цепляясь за острые камни маленькими нежными коготками, и Гора вдруг ощутила её прикосновение, ощутила тепло её живого тела.

Никогда с неба ничего подобного не прилетало к Горе, и изумлённая Гора проговорила:
— Кто ты? И как тебя зовут?
— Я птица Джой, – прощебетала птичка в ответ. – Я прилетела из далёкой страны, где всё зелено. Каждую весну я отправляюсь в путь, чтобы построить гнездо и вывести птенцов. Я лечу в такие края, где моим птенцам будет хорошо. Сейчас я отдохну и полечу дальше.
— Я никогда не видела птиц, – сказала Гора. – Не могла бы ты не улетать, а остаться здесь?
— Нет, – ответила Джой. – Птицы – живые существа, они должны есть и пить, здесь же ничего не растёт такого, что я могла бы поклевать, и нет ручьёв, из которых можно пить.
— Тогда, – сказала Гора, – если ты не можешь остаться, может быть, ты как-нибудь ещё раз прилетишь ко мне?
Джой ответила не сразу.
— Я пролетаю огромные расстояния, – наконец сказала она, – на моём пути встречается много гор, но ни одна гора не интересовалась мной и не просила прилететь ещё раз. Следующей весной я постараюсь опять пролететь мимо тебя. Но смогу побыть недолго, так как здесь на многие километры вокруг нет ни пищи, ни воды.
— Я никогда не видела птиц, – повторила Гора, – я буду рада, если ты прилетишь ко мне хоть на несколько часов.
— Однако вот что ты должна ещё знать, – сказала Джой. – Горы живут вечно, а птицы нет. И если даже я буду прилетать к тебе каждую весну, то всё равно это будет всего лишь несколько раз.
— Как это печально! – сказала Гора. – Но ещё печальнее будет, если я вообще больше не увижу тебя.

Джой нежно прижалась к Горе и вдруг запела. Её песня была похожа на колокольчик. Это была первая музыка, которую услышала Гора.

Закончив петь, Джой сказала:
— Ни одна Гора, кроме тебя, не интересовалась, когда я прилечу к ней и когда улечу, и я даю тебе обещание – каждую весну прилетать к тебе, приветствовать тебя, летать над тобой и петь тебе. Когда же меня не будет, так как жизнь моя не вечна, к тебе прилетит одна из моих дочерей, которой я дам своё имя, и расскажу, где тебя найти. А потом будет прилетать дочь моей дочери, которую тоже будут звать Джой и которой её мама тоже расскажет, как тебя найти. И так будет всегда. Каждую весну к тебе будет прилетать маленькая птичка по имени Джой. Она будет приветствовать тебя, летать над тобой и петь тебе.
Гора была счастлива, услышав всё это, и ей стало ещё печальнее оттого, что Джой должна улететь.
— Мне пора, – сказала Джой. – Ведь отсюда так далеко до пищи и воды. Жди меня в будущем году.
И, раскрыв крылья навстречу солнцу, Джой полетела. Гора следила за ней, пока Джой не скрылась вдали.

С тех пор каждый год, когда наступала весна, маленькая птичка прилетала к Горе и приветствовала её: «Я Джой, – пела она, – и прилетела сказать тебе «Здравствуй».
Птичка кружилась над Горой, пела ей песенки и нежно прижималась своими мягкими пёрышками к её холодным уступам.
И каждый раз, когда птичка собиралась в путь, Гора спрашивала её: «Не можешь ли ты все-таки остаться?» И Джой всегда отвечала: «Не могу, но я прилечу к тебе следующей весной».

С нетерпением ждала Гора появления Джой, и с каждым годом ждать становилось все труднее и труднее. Прошло девяносто девять вёсен. И когда в сотую весну Гора в сотый раз задала Джой вопрос: «Не можешь ли ты все-таки остаться?», и вновь услышала в ответ: «Не могу», и увидела, как Джой опять исчезает в небе, сердце Горы не выдержало. Внутри у Горы что-то треснуло, и потоки воды, вырвавшись из самых глубин, потекли по её камням. Это были слёзы Горы.

Наступила следующая весна, и птичка Джой опять прилетела к Горе, но Гора уже не могла говорить. Сердце Горы было разбито. Гора могла теперь только плакать.

Джой сидела на каменном склоне и смотрела на ручей. Это был поток слёз Горы. Гора плакала о том, что Джой сейчас улетит, и снова потянутся долгие месяцы ожидания. Джой сделала несколько кругов над Горой, спела ей свою песенку и стала прощаться. Гора уже ни о чём не спрашивала её, она только плакала. Тогда Джой сама пообещала ей ласково: «Я обязательно прилечу к тебе на будущий год».

И Джой прилетела. На этот раз в клюве у неё было маленькое семечко. По уступам Горы всё ещё стекал ручей. Джой осторожно положила семечко рядом с ручьём, в расщелину между камнями, так, чтобы семечко всегда оставалось влажным.

Потом Джой спела Горе песенку и, не услышав от Горы ни слова, улетела. Гора по-прежнему не могла говорить.

Прошло несколько недель. Семечко в расщелине скалы пустило вниз тонкие корни. Корни, прорастая всё глубже и глубже, проникали в самые мелкие трещины, медленно разрушая камень. Разрушенный камень растворялся в воде, корни пили воду, и росток тянулся вверх к солнцу, распуская маленькие зелёные листья.

Однако Гора ничего этого не видела. Она была слепа от слёз и не заметила маленького ростка.

Пришла весна, и Джой снова принесла семечко, а на следующую весну ещё. Она опускала семена между камнями возле ручья и пела песенки.
Шли годы. Корни растений разрушали камни у берегов ручья, превращая их в почву. На почве на северных склонах скал вырос мох, а между камнями у самого ручья появились трава и цветы. К цветам с попутным ветром прилетели насекомые. Они ползали по листьям и летали от цветка к цветку.

Тем временем из ростка самого первого семечка ввысь поднялось молодое дерево с кроной зеленых листьев, сияющих на солнце. Корни этого дерева проросли в самую сердцевину Горы, заполняя трещины. Словно нежными пальцами, они заживляли сердце Горы. И Гора вдруг прозрела. Она увидела мох на камнях, траву и цветы вдоль ручья. Она увидела молодое дерево, которое тянулось к солнцу. И слёзы радости вместо слёз печали потекли по её уступам.

Каждый год Джой прилетала к Горе и приносила новые семена. Весёлые ручьи бежали по склонам Горы. И земля, орошённая, зеленела, покрываясь травами, цветами и деревьями.

Гора обрела дар речи, и так как больше всех она любили птичку Джой, она задавала ей всё тот же вопрос:
— Ну, теперь-то ты можешь оставаться?
— Нет, – всё ещё отвечала Джой, – но я прилечу к тебе на следующий год.
Много лет прошло, прежде чем ручьи принесли жизнь в долину, и всё зазеленело вокруг Горы. Отовсюду начали сбегаться маленькие зверьки. Здесь была вода, летали насекомые, росли травы, и зверкам было чем кормить своих детей.
И у Горы снова появилась надежда, что и птичка Джой тоже сможет когда-нибудь свить здесь гнездо для своих птенцов. И тогда, раскрыв самые глубокие тайники, Гора отдала всю свою силу корням деревьев. И деревья, вскинув ввысь ветки, понесли к солнцу в каждом своём листке надежду Горы и её любовь к птичке Джой.
И вот, наконец, пришла та весна, когда птичка Джой прилетела к Горе, и в клюве у неё уже было не семечко, а маленький прутик. Джой села на самое высокое дерево, которое выросло из самого первого семечка, и, выбрав удобное место для гнезда, положила туда прутик.
— Я Джой, – пропела она, – я прилетела для того, чтобы остаться здесь.

Элис Маклеррен